Племя Зловещего Тотема

Чуть больше месяца назад мир пережил Раскол. Но не только стихии причинили много бед. Горечь утраты ещё свежа в сердцах жителей Громового Утёса. Несмотря на преклонные годы вождя и то, что Бейн со дня на день готовился принять из рук отца бразды правления, гибель Кэрна стала неожиданным и зловещим событием. А поднявшаяся сумятица развязала руки врагам, которые долгие годы выжидали своего часа.

Гроза идет на Мулгор?

Племя Зловещего Тотема печально известно даже за пределами своих владений. А владения эти обширны: от Когтистых Гор на севере до Тысячи Игл на юге. Один из самых многочисленных и влиятельных кланов тауренов, Зловещий Тотем в своё время отказался присоединиться к Орде. Более того, представители Зловещего Тотема враждебны и нетерпимы ко всем другим народам, в особенности к «пришельцам из-за моря», которых они считают захватчиками на калимдорской земле, а сородичей-тауренов из других племён — предателями и отступниками.

Это племя не склонно идти на компромиссы и заключать союзы. Крайне редко они отступают от своих правил: эти случаи можно пересчитать по пальцам. Так, например, недавно Зловещий Тотем — неслыханное дело — объединил силы с Альянсом в нападении на заставу Малака’Джин в Когтистых Горах. Необъяснимую симпатию клан питает к Отрекшимся, вероятно, полагая, что подданные Сильваны разделяют их ненависть ко всем прочим расам. Наконец, всё крепнут подозрения о связи Зловещего Тотема или, по крайней мере, его правящей верхушки, с культом Сумеречного Молота.

После смерти Кэрна на Громовом Утёсе едва не случился переворот. Но Бейну и его дружине удалось выдворить Зловещий Тотем из города. Теперь многие таурены, особенно те, что помоложе, обвиняют нового вождя в излишнем мягкосердечии. Якобы, он пощадил главную заговорщицу и убийцу отца — мудрую старицу Магату, позволив ей спастись бегством.

Трудно сказать, насколько правдивы слухи. В любом случае, матриарх Зловещего Тотема известна как могущественная шаманка. Кто знает, на что она могла пойти, будучи загнанной в угол, и сколько могло пострадать мирных жителей. Бейн всего лишь выбрал, как ему показалось, наименьшее из зол.

Страх и ненависть — плохие советчики. Увы, образ злополучного племени в последние дни обрастает чудовищным количеством заблуждений и мифов. Старинная мудрость гласит: «Знай врага». Между знаниями и предрассудками — большая разница. Попробуем взглянуть на ситуацию трезво и развенчать кое-какие из них.

(Автор не строит теорий заговора и придерживается официальной версии событий.)

В чёрном теле

Воинственность племени наложила отпечаток на образ жизни Зловещего Тотема. Клан почти не занимается земледелием и не разводит кодо, промышляя охотой и разбоем.

Их преступлениям нет числа. Налётчики из Зловещего Тотема разорили и сожгли лагерь Апарахе в Когтистых Горах, таверну в Пылевых Топях, нанесли подлый удар по Громовому Утёсу и Заставе Вольного Ветра, извлекая выгоду из ужасов катаклизма. Представители этого клана есть во многих преступных организациях: среди бандитов Братства Справедливости, пиратов Южных Морей, культистов Сумеречного Молота, в сомнительном бизнесе Арены. Всюду их отличают по жестокому нраву и тёмному цвету шерсти, на котором выделяется агрессивная боевая раскраска — красные и дымчато-белые разводы.

С другой стороны, суровая и скудная земля Когтистых Гор, Пылевых Топей, утёсов Тысячи Игл мало пригодна для выращивания хлеба и выпаса скота. Устроившись на Калимдоре, Орда провела торговые пути из районов, богатых природными ресурсами, в те, где жители испытывают их острый недостаток. Это позволило многим тауренам перейти к оседлому образу жизни, не беспокоясь о завтрашнем дне.

Вскоре на привычных маршрутах кочевников из Зловещего Тотема разрослись ордынские поселения и военные заставы. Те, кто остался за пределами крепостных стен, были обречены либо бедствовать, либо пытаться забрать необходимое силой.

Позиция «нападение — лучшая защита» не единожды выручала Зловещий Тотем в борьбе с воинственными соседями — свинобразами и кентаврами. Когда племя Кэрна оказалось на грани истребления, вождь принял помощь Орды. Но перед Магатой никогда не стояло подобного судьбоносного выбора. Она не чувствовала себя ни в чём обязанной оркам и троллям, напротив, считая их наглыми захватчиками, хозяйничающими на её земле с лёгкой руки так называемого «вождя».

В глазах Магаты личная дружба с Траллом делала Кэрна плохой кандидатурой на роль верховного правителя и защитника интересов всего народа. Кэрн и его сын были в слишком глубоком долгу перед Ордой, посчитала матриарх и объявила бойкот союзу, который находила унизительным для законных хозяев Калимдора. В её голове не укладывалось, почти они должны делить с Ордой земли, которые не делили с кентаврами, — да ещё добровольно.

Бесспорно, среди тауренов Зловещего Тотема не возбраняется убивать и грабить чужаков, особенно в пределах законных, по их мнению, границ. Но служить чужеземцам за деньги — куда более зазорно. Поэтому разбойников и пиратов, скорее всего, даже в родном племени считают за отщепенцев.

Как бы нам ни хотелось верить в обратное, для таурена совсем не обязательно происходить из Зловещего Тотема, чтобы встать на кривую дорожку, и обитатели пиратского городишка Растберг на полуострове Тол Барад — тому яркий пример.

Гори, гори ясно!

Племя чрезвычайно гордится своими обычаями. По мнению Зловещего Тотема, они — последние таурены, сохранившие исконные традиции предков, избежав пагубного влияния других культур. Несмотря на это, в Фераласе существует община друидов Зловещего Тотема, а друидизм, как известно, был заимствован тауренами у своих соседей-эльфов. Хотя возможно, что идеологи клана это отрицают.

Шаманы Зловещего Тотема также, как и везде, обращаются к стихиям, особенно к стихии Огня. Самые поднаторевшие в управлении этим капризным и опасным элементом заклинатели составляют касту пиромантов. Не случайно алые узоры на шерсти воинов напоминают одновременно брызги крови врагов и языки пламени. Огонь и связанный с ним красный цвет много значат в символике племени.

Особое место в верованиях Зловещего Тотема занимает крылатый змей Арикара — жестокий дух возмездия. Чешуя Арикары, кстати, тоже красная. По мнению духовных наставников клана она наказывает тех, кто нарушает заветы предков. Так, аватара этого божества преследовала Кэрна за несколько лет до смерти, прежде чем была изгнана героями Орды из нашего мира.

О крылатых змеях и их роли в мифологии разных народов по обе стороны Тёмного Портала можно написать отдельную статью. Достаточно сказать, что эти существа всегда связаны с дурными знамениями. По каким-то причинам Арикара покровительствовала Зловещему Тотему и его матриарху. Известно, что Магата использовала крылатых змеев в качестве посыльных, когда находилась на вершине Старейшин. Она же изготовила волшебный порошок для призыва Арикары и мудрым советом помогла героям одолеть божество.

Конечно, теперь становится ясно, что история с Арикарой, её появлением из яйца, найденного следопытом в Тысяче Игл — главном оплоте Зловещего Тотема, преследованием вождя и ритуалом изгнания — прекрасно разыгранный спектакль. Это уже не первый раз, когда Магата пыталась скомпрометировать своего соперника Кэрна, ссылаясь на гнев духов. Во время недавних событий, разыгравшихся вокруг королевской семьи Штормграда и драконицы Ониксии, Вариан Ринн — тогда известный как гладиатор Ло’Гош — побывал на Громовом Утёсе, чтобы, заглянув в воды Прудов Видений, вернуть утраченные воспоминания. По странному стечению обстоятельств, именно в тот день каменный дух утёса разбушевался, вытеснив из пещер обосновавшихся там аптекарей Королевского Общества — любимцев Магаты.

Кэрн сразу разглядел в этом провокацию: изгонять чудовище королю и его товарищам пришлось самостоятельно. А Магате оставалось только обвинить вождя в равнодушии к бедам союзников-Отрекшихся и нежелании прислушиваться к голосу Матери-Земли.

События последних месяцев шаманами Зловещего Тотема однозначно толкуются как волеизъявление стихий, стремящихся очистить землю и вернуть её изначальным хозяевам. Как и для Сумеречного Молота, для племени Катаклизм — благое знамение. Но поклонение огню обосновано традициями не имеет отношения к культу Рагнароса или Старых Богов.

«Свои» и «чужие»

Как известно, таурены Зловещего Тотема крайне предвзяты и недоверчивы. Их презрение к другим расам резко контрастирует с привычным нам миролюбием и радушием остальных тауренов.

Но задумаемся: был ли у клана хоть один повод довериться кому-то, кто не похож на них самих? И зададимся вопросом: если бы на момент встречи Кэрна и Тралла племя Кровавого Копыта выходило победителем из войны с кентаврами, как бы отнёсся покойный вождь к голодной армии чужестранцев в своих владениях?

И всё же Зловещий Тотем не чурается выгодных предложений. На протяжении последних лет Магата пыталась обзавестись ценными союзниками. Используя обширные связи своей племянницы Гелки — владелицы команды рабов-гладиаторов — матриарх находила инструкторов для молодых бойцов племени среди прославленных тренеров Арены. Известны попытки Магаты наладить контакт даже с троггами из Огненной Пропасти, что под Оргриммаром.

Из Тысячи Игл поступали сообщения о перехваченных документах с предложениями взаимовыгодного союза. В близлежащих Курганах Иглошкурых по сей день обретаются прислужники Плети: уж не подданные ли Короля Лича в своё время предприняли дипломатическую экспедицию на Пик Тёмного Облака?

Действительно, лучше всего Магата «спелась» с нежитью — но не слугами Плети, а аптекарями-Отрекшимися. Не исключено, что возможностью обосноваться на Калимдоре Королевское Фармацевтическое Общество обязано не кому иному как мудрой старице. В их распоряжении также всегда были свежие образцы: Громовой Утёс славится своими травниками, а за каким-нибудь клочком лепрогномьих волос Магата лично отправляла авантюристов Орды.

Тауренам ведома ценность любой жизни, вне зависимости от облика и происхождения. Магата любила говорить, что из сотрудничества народов может родиться великая польза, а магия природы после длительных исследований будет способна исцелить тела и души Отрекшихся. Но матриарх была чужда благотворительности. Членам КФО под руководством аптекаря Замы — протеже Магаты — довелось выполнить не один деликатный «заказ».

Самым скандальным проектом была разработка особого штамма Чумы против гоблинов из Когтистых Гор. Торговая Компания обосновалась в долине Сухого Ветра, превратив некогда дремучий бор в огромную лесопилку. Шаманы Орды знали о муках земли. Они разбили лагерь на границе Когтистых Гор и Степей, откуда небольшие отряды ордынских новобранцев совершали вылазки к Волчьей реке. Но после каждого налёта рабочие Компании возвращались, чинили шреддеры, поднимали с земли дозорные башни, и всё становилось как прежде.

Не раз и не два на собраниях совета старейшин Громового Утёса Магата ратовала за то, чтобы навсегда выдворить гоблинов из леса. Но одновременно с этим Зловещий Тотем не прекращал набеги на Апарахе и Приют у Солнечной Сосны. Кэрн потребовал от Магаты сдать виновников бесчинства — вождя Грундига и его солдат. Пришлось искать обходные пути.

Чуму распылили на аэродроме Компании. Отчего-то маговирус подействовал не только на гоблинов. Со временем он уничтожил всё живое, что не успели погубить промышленники, а некоторые рыбы в близлежащем озере, напротив, мутировали до гигантских размеров. Инцидент удалось замять. Внутреннее расследование в КФО, как и стоило ожидать, ни во что не вылилось. А так как распыление вируса произошло задолго до трагедии у Ангратара, к факту распространения Чумы в военных целях никто не отнёсся с достаточной серьёзностью.

Конечно, отрава нанесла земле куда больший вред, чем какие-то пилы. С другой стороны, на сегодняшний день можно считать, что природа Когтистых Гор обречена. Извержение вулкана, строительство гоблинских илодобывающих разработок, применение Ордой оружия массового поражения — всё случившееся оставит большую часть массива безжизненной на многие десятилетия. На этом фоне организованная Магатой диверсия выглядит, как мелкое вредительство.

Госпожа Зловещий Тотем

Уже в молодости Магата подавала большие надежды как шаманка, но её судьбу определяла отнюдь не воля духов, а собственное необыкновенное честолюбие. Высоко подняться ей помогли сначала выгодно устроенный брак с вождём племени, а затем безвременная гибель супруга на горной охоте. Многие верят, что «несчастный случай» Магата подстроила. И если это убийство никогда не будет доказано, то в причастности матриарха к смерти Кэрна Кровавое Копыто сомнений нет. Магата отравила топор Клинковопль, наследное оружие Адского Крика. Малейшая царапина парализовала Кэрна, и орк, не успев осознать, что бой уже не равный, нанёс смертельный удар.

Немногие отважатся сказать, что Кэрн поплатился за свои доверие и беспечность, но кое-кто, возможно, так подумает. И всё же только в последние дни жизни разум престарелого воина был затуманен горем и праведным гневом. Покойный вождь всегда показывал себя мудрым и проницательным тауреном.

Во-первых, на Громовом Утёсе Магата находилась под бдительным присмотром. Практически заложница, она не могла покидать Вершины Старейшин. Понадобились события масштабов Катаклизма, чтобы дать ей свободу действий. Во-вторых, Кэрн до последнего надеялся на гармонию и понимание между всеми племенами и не видел смысла в кровопролитии. Он знал, какое влияние матриарх имеет на своего племянника Арнака — нынешнего вождя Зловещего Тотема — и рассчитывал, что со временем Магата изменит собственный взгляд на вещи.

Шаманка провела в городе несколько лет. Она представляла клан на совете Старейшин, давала советы и поручения новобранцам. Титул «мудрой старицы» — приближённой советницы вождя — не был пустой формальностью для жителей Громового Утёса. Эта суровая пожилая тауренка с грубым и низким голосом, вступающая в открытые пререкания с вождём, всё-таки внушала уважение своим опытом и знаниями. Что только помогло ей привести в исполнение коварный план.

Раскол произошёл вскоре после изгнания Магаты, и её след был потерян. Поговаривают, что она объявилась в затопленной Тысяче Игл.

Рассказ Лакоты Песня Ветра — молодой шаманки с Заставы Вольного Ветра — внёс немного ясности в противоречивые слухи.

Судьба Лакоты была непростой. Она приглянулась Арнаку, и вождь Зловещего Тотема убил брата девушки, а саму её похитил. Лакоте чудом удалось бежать, и за прошедшие годы она стала шаманкой своего племени. Это, впрочем, не спасло её от повторного похищения. Когда океан ворвался в ущелье, такой же неудержимой волной на Заставу хлынули войска Зловещего Тотема. Воины Арнака как будто были готовы к катаклизму и безжалостно ударили по обескураженному противнику. Вдобавок, среди защитников Заставы нашёлся предатель — ещё одно доказательство, что чёрные помыслы не зависят от цвета шкуры.

Бойцы Орды быстро перегруппировались и выступили в контратаку. В битве пали многие предводители Зловещего Тотема: грозная Иша Сумрачная Секира, Грундиг из Когтистых Гор — да и сам Арнак не устоял в последнем бою. Говорят, что умирая, вождь молил тётку о помощи, но чары Магаты его больше не защищали. То ли матриарху надоели дерзость и безрассудство племянника, то ли она просто была не в силах помочь.

Благодарная Лакота встретила героев на Пике Тёмного Облака. Враг был отброшен, но самой мудрой старицы не оказалось среди вождей и старейшин Зловещего Тотема. Зато кое-кто из солдат рассказывал, будто видел краем глаза огромного змея в красной чешуе и слышал навязчивый шёпот… Воины принесли молодой шаманке реликвии племени — трещотку, барабаны и манускрипт, и на том же кладбище, где несколько лет назад Арикара была изгнана, мстительное божество вновь явилось в материальный мир.

Через свою посланницу Магата поведала, что оказалась в плену у Сумеречного Молота. Перед Лакотой встал непростой выбор. Очевидно, матриарху грозила смерть, но оставить её в лапах культистов значило потерять ценные сведения и разрушить надежды тауренов на справедливый суд для Магаты. Юная шаманка приняла решение: сперва герои попробуют больше выяснить о замыслах Сумеречного Молота, а затем проникнут в лагерь, чтобы выкрасть пленницу.

Лакота больше не видела тех, кого послала на рискованную миссию. Не исключено и самое худшее. Ясно одно: Магата в очередной раз смогла развернуть обстоятельства себе на пользу. Сначала жители Заставы Вольного Ветра были свидетелями загадочных вспышек магии на противоположной стороне ущелья, а затем разведчики доложили о том, что предводительница Зловещего Тотема уже вовсю командует культистами. И скорее всего, племя последует за матриархом на ту сторону баррикад.

Кто знает, теперь, когда иные храбрецы уже стучатся в дверь Чо’Галлу, не стоит ли нам ожидать, что хитроумная старица сумеет извлечь выгоду из наших будущих побед и подняться ещё выше в иерархии культа? Не придётся ли героям Альянса и Орды ещё поохотиться за ней? Это в любом случае будет непростая задача. Ведь у Магаты большой талант: везде и всюду находить тех, кто сделает за неё грязную работу — те спины и плечи, по которым удобно идти к цели. До сих пор неизвестны имена подручных, которые распылили чуму в Когтистых Горах или курьеров, которые доставляли мудрой старице редкие эльфийские артефакты из Азшары. А ведь это наши братья и сёстры — ордынцы. Заблуждающиеся, слепо повинующиеся приказам или, что ещё хуже, сочувствующие недобрым замыслам.

Автор не призывает «не доверять никому» — этому читателя лучше научат где-нибудь в Подгороде. Доверяй, но проверяй — скажем так. И всякий раз, когда воин-таурен заслонит Вас в бою своей могучей грудью, или друид исцелит вашу рану, поблагодарите его, не принимая это за нечто само собой разумеющееся. Большинство тауренов действительно чужды зла. Но, как и все разумные существа, по собственному выбору. И поиски нового Света (а вместе с ним — и Тени), которые нельзя расценить иначе, как колебания на распутье — лишнее тому свидетельство.

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>