Военачальник

Два старика, орк и таурен, молча следили за тем, как последние солдаты армии Оргриммара проходят через крепостные ворота и исчезают в тумане на западе, на пути к морскому берегу, где их ждали корабли. С той стороны ещё слышен был приглушённый, но по-прежнему резкий голос их командира, так же, как и его подчинённые, спешившего вернуться на Калимдор из этих промёрзших земель.

Два ветерана так и не произнесли ни слова, даже когда пришло время прощаться, скорее всего, навсегда – всё уже было обговорено и обсуждено. Вождь тауренов в последний раз взглянул прямо в глаза орку, протянув свою гигантскую ладонь для прощального рукопожатия, кивнул и, отвернувшись, неторопливо зашагал вслед ушедшей армии вместе со своими немногочисленными стражами. Лишь несколько мгновений командир Кор’кронской стражи, носивший звание Верховного правителя, провожал его взглядом, прежде чем развернуться и уйти во внутренние покои крепости Песни Войны.

Но считанные минуты спустя пожилой орк, стоя на смотровой площадке крепостной башни и продолжая молчать, всматривался слезящимися от морозного ветра глазами куда-то очень далеко, куда, вероятно, не добраться больше ничьему, сколь угодно зоркому взгляду. После того, как Гаррош и Кэрн уведут флот обратно к берегам Дуротара, именно он, Варок Саурфанг, и формально, и на деле останется единственным предводителем всех военных сил Орды в Нордсколе. Но теперь это не имеет значения; кровопролитные войны на севере закончились, теперь здесь надо будет лишь следить, чтоб не произошло больше ничего подобного. Идеальное место для того, кому нужен отдых, у кого в жизни остались по большому счёту лишь воспоминания…

Воспоминания. Чаще всего они уводили Варока на десятки лет назад, когда он вместе с сотнями и тысячами других орков приветствовал силу, которую им даровали неведомые ещё покровители Гул’дана и прочих чернокнижников, и завидовал выскочке-Грому, ухитрившемуся первым выпить из Кубка перерождения. Но и Варок ненадолго отстал от Грома и первого вождя единой Орды, Чернорука Разрушителя, и до сих пор помнил мощь и ярость, обретённые после всего лишь нескольких глотков. Помнил он и безумие, в один миг овладевшее всей Ордой, безумие, в тот же час двинувшее тысячи бойцов на штурм величественного Шаттрата, столицы дренеев, загадочных и далёких, а потому особенно ненавистных. Само нападение Варок помнил плохо, но то, что всплывало в памяти – рычание воинов, лязг оружия и вопли жертв, фонтаны крови и целые горы мёртвых тел – до сих пор заставляло благодарить духи предков, что они позволили не запомнить большего.

Но чьи-то внимательные глаза каким-то образом выделили тогда ещё молодого воина из тысяч прочих; сам Чернорук и его ближайший помощник Оргрим всё чаще обращали внимание на Варока, поручая новые задания и доверяя командовать всё большими силами. Слава молодого Саурфанга распространялась всё шире, и вскоре любой боец Орды знал – где Варок, там победа. И очень скоро от могучего народа дренеев осталась лишь горсточка тех, кто не заслуживал даже удара топора…

Потом был Азерот. Розовокожие, тощие и тонкорукие существа, называвшие себя людьми, неожиданно оказались грозными и упорными врагами – даже тогда Варок не боялся это признать и перед собой, и перед другими орками — но силу Орды им было не остановить. Бои за Великий Хутор, Приозёрье, Североземье вновь замелькали перед глазами старого военачальника, завершаясь одной и той же картиной – разрушенные и горящие дома, горы мёртвых тел и идущая дальше армия. Остановились орки лишь у стен Штормграда, и то ненадолго: ярость и безумие гнали их вперёд, а Варок словно бы всегда точно знал, когда и куда нужно ударить для победы. Штормград пал и был разрушен полностью.

В тот самый день Оргрим убил вождя Чернорука, заняв его место и сделав Саурфанга своим помощником и доверенным советником. Тогда же он истребил почти всех чернокнижников, оставил жизнь лишь Гул’дану. Варок до сих пор жалел об этом решении вождя и о том, что не убедил его довести дело до конца. Но вступать в спор перед лицом униженного колдуна не хотелось, а потом было поздно. Орда, как лавина, катилась дальше и дальше, на север, и не было силы, способной её остановить. Не было нигде, кроме самой Орды. Предательство Гул’дана раскололо непобедимую доселе армию, и клич «Где Варок – там победа» впервые не оправдался…

Потом были поражение, плен, странное забытьё наяву, когда не хотелось ни воевать, ни делать что-то, ни вообще жить – просто не было смысла ни в чём. Мудрецы потом объясняли, что это покидала орков сила крови Маннорота, но тогда это не имело никакого значения. Ничто не имело значения, пока юный Тралл не встал во главе новой Орды и не увёл её за море. В день, когда Саурфанг встретился с молодым вождём, он поклялся в двух вещах – не позволять себе потерять разум, как тогда на Дреноре, и не терпеть поражений, как в Лордероне и у Чёрной горы.

Полководческий талант Варока вновь прославил его и в Орде, и среди других народов – вклад его в победу над вторгшимися армиями Пылающего легиона невозможно было переоценить. Тралл сделал Саурфанга командиром кор’кронских стражей – самых сильных, искусных и опытных бойцов орков, ставших личной гвардией вождя Орды. Уступали ему первенство даже предводители войск Альянса – назначение Варока верховным командующим Армии Калимдора, объединившей силы едва ли не всех разумных рас в походе против насекомоподобных силитидов и управлявшего ими чудовищного К’туна, почти не встретило возражений. Поход, получивший название второй Войны Зыбучих Песков, и одержанная победа донесли имя Саурфанга до самых дальних мест обоих континентов Азерота. И что удивительного, что экспедиция, отправленная на войну с Королём-Личом в заснеженный Нордскол, не смогла обойтись без этого военачальника?

Правда, на этот раз верховное командование было поручено Гаррошу Адскому Крику, Варок же должен был по замыслу Тралла сглаживать и по возможности поправлять грубоватые методы войны сына Грома. Как ни удивительно, два столь непохожих друг на друга орка смогли как-то притереться и притерпеться друг к другу, и Саурфанг, не желая допускать повторения бойни, когда-то устроенной орками в Шаттрате или в Штормграде, не раз сумел смирить безрассудство командира, не мешая при этом ходу войны. И даже сражение у Врат Гнева, унёсшее жизни многих и многих воинов в результате измены, и среди них жизнь единственного сына Варока, Драноша, не заставило его потерять разум… Но состарило в одночасье на десяток лет.

А война продолжалась… И Саурфанг продолжал побеждать, если не для своих родных, никого из которых больше не было в живых, то для всей Орды и всего Азерота. На короткое время он вернулся с севера, чтоб помочь Траллу и Сильване отвоевать Подгород у захвативших его изменников, и вновь отправился на север, всё ближе к Ледяной Короне. В эти последние месяцы войны Саурфанг, пожалуй, вновь затмил даже Гарроша. Пусть тот и оставался верховным командующим экспедиции, но летающим кораблём «Молот Оргрима» командовал Варок, и он же шёл в первых рядах армии, штурмующей цитадель Короля-Лича. Именно там немолодого военачальника ждал ещё один удар – его единственный сын, которого он так любил и берёг, и которого оплакивал, теперь вернулся из-за порога смерти и служил Артасу. Больше того – он призывал отца присоединиться к нему… Конечно, Саурфанг никогда не позволил бы себе отступиться от чести; но горе отца, вынужденного сойтись в бою с сыном, потрясло, должно быть, любого в армиях и Альянса, и Орды. Варок унёс тело Драноша с собой, и штурм продолжался уже без него… Но часть силы и духа великого воина осталась с каждым солдатом обеих армий, и пусть немного, но помогла одержать им окончательную победу.

День сменялся днём, месяц проходил за месяцем. Но каждое утро седой постаревший орк снова и снова поднимался на башню, и вновь смотрел куда-то вдаль, ни разу, однако, не оборачиваясь к югу. Даже когда из Калимдора начали приходить новые тревожные вести – об открытой войне с Альянсом, о том, что Тралл перестал быть вождём Орды, вручив всю власть Гаррошу, даже о расколе мира и возвращении древнего чудовищного дракона Смертокрыла – Варок ни одного взгляда не бросил в ту сторону. Он сделал для мира всё, что только мог, и теперь мечтал лишь о покое. Согласится ли мир с этим? Кто знает…


You may also like...

No Responses

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>