В джунглях Тернистой долины

Вороны всегда чувствуют кровь. Птицы не ошибаются. И сейчас стая воронов кружит над маленькой прогалиной в густом покрове джунглей, и именно к этой прогалине ведут следы огромного тигра. Уже неделю Сарса, искательница приключений из Луносвета, охотилась на него. Бангалаш – редкая добыча и серьезный трофей для любого охотника. Девушке очень хотелось заполучить его голову, но вороны над прогалиной вьются не просто так. Либо хищник убил добычу и теперь где-то рядом с ней, либо другой охотник оказался более удачливым, чем Сарса, и первым убил Бангалаша. И в том, и в другом случае лучше быть предельно осторожной, решила Сарса и, отозвав своего питомца, начала осторожно красться в сторону прогалины. Юная эльфийка заслуженно гордилась своим умением неслышно подкрадываться к добыче. Ни чуткий слух оленей, ни острый нюх хищников ни разу не помогли им обнаружить умелую охотницу, до того момента как первая стрела сорвется с ее тетивы. Вот и сейчас, неслышно ступая сквозь густые джунгли, Сарса подкралась к прогалине, не спугнув даже воронов. Она осторожно раздвинула листья и выглянула.

В нескольких шагах от Сарсы боком к девушке сидел на корточках здоровенный тролль. Он не спеша помешивал какое-то густое варево в маленьком котелке, под которым теплился едва заметный огонек, почти не дающий дыма. Тролль был одет в просторный халат, украшенный разными дикарскими амулетами, и именно над его головой кружила стая черных как смоль воронов. Вот так сюрприз! Тролль не выглядел опасным, и оружия не было видно в пределах его досягаемости. Хотя тролль не был той добычей, которую искала в этих джунглях юная охотница, любопытство удержало Сарсу еще ненадолго в укрытии, тем более что девушка была уверена, что осталась не обнаруженной.

«Интересно, что это за племя и враждебен ли он?» – думала эльфийка, разглядывая замысловатые узоры на лице тролля: буро-белые полосы на подбородке и белый узор в форме птичьей лапы на носу. Ну почему я невнимательно слушала на занятиях в школе рейнджеров? Троллям на занятиях уделялось много внимания, в том числе и отличиям племен друг от друга. Но Сарса всегда слушала в «пол-уха» эти объяснения. Какая разница, из какого он племени? Увидел тролля – убей его! И это не только она так думала, примерно такие же мысли были почти у всех товарищей Сарсы по обучению. И даже когда впоследствии эльфы Крови присоединились к Орде и некоторые племена троллей стали союзниками, Сарса не особенно морочила себе голову этими различиями. «Я охотница, мне не нужен никто кроме моего питомца, я всего сама добьюсь», – твердила себе всегда Сарса, но вот теперь ее внезапно одолело любопытство.

W7_058.tif

Неожиданно зеленокожий абориген повернул голову в сторону Сарсы и отчетливо проговорил на орочьем:

— Не трогай ее! Она из Орды, Лоа этого не одобрят.

Едва дыша, Сарса медленно повернула голову и… никого не увидела. В душе ругая себя за то, что отослала питомца, Сарса огляделась более внимательно, но снова ничего не заметила. Она осторожно выглянула из кустов. Тролль сидел уже лицом к ней, и цвета его одежды словно потемнели. И не только одежды, заметила Сарса, он сам весь немного потемнел, словно охотница смотрит на него сквозь темную дымку. И в эту секунду Сарса ощутила холод на своей щеке. Сердце эльфийки замерло от страха. Не смея пошевелиться, лишь скосив в сторону глаза, она увидела в миллиметрах от своей шеи широкое блестящее лезвие.

— Я говорю тебе, Лоа не одобряют этого. Мы найдем другую кровь, — негромко проговорил тролль. Второй голос пробурчал что-то на незнакомом языке прямо над ухом Сарсы, и лезвие исчезло. С трудом сглотнув застрявший в горле комок, охотница повернула голову. Второй тролль возвышался у нее за спиной. У него так же был раскрашен бурым подбородок, и глядя на этот раскрас с близкого расстояния, Сарса поняла, что бурые полосы нанесены чьей-то кровью. Высокий ирокез, украшавший голову тролля, также был цвета крови, а губы кривились в непонятной гримасе. Сарса никогда раньше не общалась с троллями и не могла понять, улыбается он, скалит клыки или выражает радость. Охотнице стало жутко.

— Иди сюда, к огню, — сказал тролль-жрец почти ласково. — Ты что, мерзнешь? Что это тебя трясет?

Сарса только сейчас осознала, что ее колотит крупная дрожь. Конечно, холод был тут ни при чем, просто впервые в жизни охотница так сильно испугалась. На ватных ногах Сарса подошла к костерку и присела.

— Выпей! Не бойся, это не отрава. Если бы мы хотели тебя убить, Тор’Зулах уже обезглавил бы тебя, — подбодрил ее жрец. Сарса глотнула жидкость из флакона. Жидкость немного обожгла горло, но затем растеклась по животу приятным теплом. В несколько глотков Сарса осушила флакон, и это помогло унять дрожь в руках и во всем теле.

— Это всего лишь успокоит тебя, — снова сказал жрец, и Сарса поняла, что выражает такая мимика у троллей. Оба они улыбались, глядя на нее.

Сарса подозревала, что жидкость, которую ей дали выпить, — обычный алкоголь, но, в любом случае, он действительно помог ей успокоиться. Вслух же она сказала:

— Кто знает, может быть это приправа, которая усваивается, как положено, только если жертва сама ее выпьет?

Тролли переглянулись и громко захохотали. Тролль-воин проговорил хриплым голосом:

— Мне нравится эльф, который может шутить, сидя в джунглях, в двух шагах от котла троллей, под которым уже разведен огонь. Беру свои слова назад.

Пару секунд Сарса соображала, какие именно слова берет воин назад, а затем поняла, что единственные сказанные им ранее слова были произнесены на тролльском языке. Неожиданно для самой себя Сарса спросила:

— А какие слова ты про меня сказал?

Охотница не узнавала себя. Обычно Сарса стеснялась при общении даже с соплеменниками, а тут почувствовала, что ей очень легко разговаривать с двумя дикарями-троллями, которые ее до смерти напугали в момент встречи. «Может быть, алкоголь сделал меня смелее, а может быть, они сами проще в общении», — подумала девушка. Воин ничего не ответил, только еще шире заулыбался, а жрец, пожевав губами, сказал:

— В общем, смысл его фразы был в том, что сокращение популяции эльфов в джунглях Тернистой долины независимо от того, к какой фракции они принадлежат, увеличивает количество кислорода на кубический метр атмосферы в данной местности.

Пару секунд Сарса «переваривала» эту длинную фразу, а потом громко и заразительно захохотала. Тролли смеялись вместе с ней, а воин проворчал: «Она мне определенно нравится».

— Так значит, вы из племени Черного копья? — спросила девушка, вытирая выступившие от смеха слезы. Жрец, приняв торжественный вид, проговорил:

— Мы не из племени Черного копья, перед тобой чистокровный аманийский берсерк Тор’Зулах и аманийский жрец… эм… м… Не нужно тебе мое имя. Но мы друзья Вол’Джина, да.

— А что вы здесь делаете? Только не говорите, что вы тут живете, я же вижу, что вы в походном снаряжении и сами не особенно желаете выдавать свое присутствие, — не унималась Сарса.

— Какая наблюдательная и умная девушка, — засмеялся жрец.

— Мы ищем следы Зин’рока. Знаешь, что это? — спросил Тор’Зулах.

— Нет, но раз вы говорите «что», а не «кто», то это точно не зверь, — честно ответила Сарса.

— Какая наблюдательная, — снова захохотал жрец.

— Хочешь поесть? — сказал он и протянул свой походный котелок, который раньше стоял на огне. Заметив, что Сарса подозрительно смотрит на густое варево, подбодрил ее: — Это рагу из кролика – ешь, не стесняйся.

Несколько минут все сидели молча. Сарса ела на удивление вкусное рагу, а тролли просто смотрели на нее.

— А ты что тут ищешь? — спросил Тор’Зулах, увидев, что юная охотница немного утолила голод.

— Я тоже ищу следы, но я как раз ищу следы зверя – тигра Бангалаша, — ответила Сарса, воодушевленно размахивая ложкой.

— А на что он тебе? — спросил, прищурившись, жрец.

— Ну как же? Вы не знаете, что ли? Это очень редкая добыча! Мечта любого охотника! Я хочу выследить и убить его, — вдохновленно защебетала Сарса. Тор’Зулах презрительно фыркнул:

— Что за радость убить бедного одинокого тигра, да еще и оставить джунгли без этого редкого зверя — сильного не только телом, но и духом?

Сарса была немного обескуражена.

Бангалаш

— Ну как же? — снова начала было она убеждать троллей, а затем махнула рукой: — Вам не понять! Вы же не охотники.

— Мы не охотники? — оба тролля едва не повалились на траву от смеха. Отсмеявшись, жрец, наставительно качая пальцем, проговорил:

— Мы — охотники. И наша добыча в разы опаснее и хитрее. Награда за охоту намного больше, чем за убийство одинокого тигра, а учитывая многочисленность нашей дичи, ее истребление не ведет к потерям природного генофонда. Хочешь пойти на охоту с нами?

Глаза юной охотницы сразу загорелись азартом, но для надежности она решила переспросить:

— А это будет удобно?

— Какие тебе нужны удобства на охоте? — недоуменно воззрился на Сарсу жрец.

— Может, тебе обеспечить удобный гамак и только трофеи подносить? — засмеялся Тор’Зулах.

— Да нет же, вы не поняли. Я вам мешать не буду? — попыталась объясниться Сарса.

— Будешь нам мешать – пустим тебя на органы, — безапелляционно отрубил Тор’Зулах. Сарса громко икнула и предпочла заняться поеданием рагу во избежание дальнейших недоразумений.

Поразмыслив пару минут над трудностями ведения диалога с троллями, которые наверняка даже не знают о правилах куртуазного общения, Сарса тем не менее сделала для себя вывод, что с ними ей действительно проще, чем с сородичами. Тролли были прямодушны и открыты в беседе с ней. Они не все понимали так, как она пыталась им сказать, зато были искренни в своих суждениях. Поразмыслив, Сарса все же решилась задать еще один вопрос:

— А на кого вы охотитесь?

Тор’Зулах провел точильным камнем по лезвию своей ужасной алебарды и буднично сказал:

— Мы — охотники за головами и сейчас собираемся разворошить Зул’Гуруб.

Сарса поперхнулась рагу и недоуменно посмотрела сперва на жреца, а потом на воина.

— Вы собираетесь убивать своих соплеменников? — пробормотала она.

— Вот еще! Каких это соплеменников? — возмущенно воскликнул Тор’Зулах.

— Мы – Амани, они – Гурубаши, замечаешь разницу? — многозначительно сказал жрец. Сарса лишь отрицательно помотала головой.

— Ты знаешь, что эльфы и тролли враждуют? — терпеливо сказал жрец. Сарса молча кивнула, подумав о десятках собственноручно уничтоженных аманийских берсерков в Призрачных землях.

— А ты знаешь, сколько лет враждуют наши народы? — продолжал жрец.

— Больше четырех тысяч лет, — без запинки выговорила охотница заученную с детства цифру.

— Молодец! — довольно покивал тролль и продолжил: — Так вот, империи Амани и Гурубаши воюют между собой «с начала времен», и это намного больше, чем четыре тысячи лет.

— А почему вы воюете между собой? — продолжала сыпать вопросами любопытная эльфийка.

— Тебе не понять! Даже не пытайся, короткоухая, — раздраженно отрезал жрец.

maxresdefault

Следующий вопрос, который уже готов был сорваться с губ охотницы так и застрял на языке. То, что ее обозвали «короткоухой», совершенно сбило Сарсу с толку. «Ушастой» называли, «длинноухой» — тоже бывало, но чтобы «короткоухой»… Сарса шевелила губами, пытаясь подобрать достойный ответ, но ничего дельного в голову не приходило. Может быть, это и к лучшему, подумала Сарса спустя минуту, когда оценила длину ушей своих собеседников, но совсем промолчать было не в ее характере.

— Все-таки нельзя убивать своих сородичей только потому, что они из другого племени, — твердо заявила эльфийка.

— Еще как можно! — жизнерадостно заявил берсерк и добавил: — Их НУЖНО убивать. Гурубаши надо не просто убивать. Если их неправильно убить, то духи погибших Гурубаши проклянут тебя и будут мучать по ночам. Убив Гурубаши, нужно быстро сломать убитому позвоночник, затем вскрыть вены и, пока кровь не свернулась, собрать ее в чашу…

Съеденный Сарсой кролик начал настойчиво проситься обратно. С трудом подавив рвоту, охотница умоляюще посмотрела на жреца.

— Хватит, Тор’Зулах! У меня нет желания сидеть на заблеванной поляне, — проворчал жрец, прервав монолог воина. Сарса с благодарностью взглянула на жреца, но тот тут же добавил:

— Незачем рассказывать непосвященным секреты наших ритуалов и раскрывать ей кулинарные рецепты приготовления убитых врагов.

Сарса снова схватилась за горло, пытаясь сдержать рвотные позывы, а тролли захохотали. Немного придя в себя, Сарса пробормотала:

— Вы же все это не всерьез? Вы же не едите убитых врагов?

— Правильно приготовленный и съеденный враг передаст тебе свою силу, отвагу и мудрость. Почему мы не должны их есть? — сказал жрец и с любопытством посмотрел на эльфийку.

— Но это же варварство! Это просто дикость какая-то! — воскликнула Сарса, с недоверием глядя на троллей, которые уже начали  было казаться ей симпатичными.

— А ты, значит, цивилизованная? — насмешливо сказал жрец.

— Я — цивилизованная! — уверенно заявила Сарса.

— А чем это вы, цивилизованные, отличаетесь от нас —  варваров? — все с той же насмешкой сказал жрец.

— Цивилизованные народы строят города, создают предметы искусства и уж точно не поедают убитых врагов, — с вызовом заявила девушка, отважно глядя прямо в желтые глаза берсерка.

— Значит, по-твоему, угробить всю окружающую природу, чтобы соорудить громадный каменный склеп, который вы называете городом, и сидеть в нем, добровольно отгородившись от духов, сделав себя глухими и слепыми, и облепить этот каменный склеп цветными стеклами — и есть «стать цивилизованным»? Города троллей тоже построены из камня, и они несоизмеримо древнее того, что построил твой народ, но города троллей вписываются в окружающую природу, не нарушая ее. Предметы искусства? Хм… искусство такая вещь, которую оценивать однозначно сложно: то, что кажется красивым тебе, мне таковым не кажется – и наоборот. В любом случае, у троллей много предметов, предназначенных исключительно для эстетики. Я уже и не говорю, что древние письмена, которыми покрыты стены тролльских твердынь, не могут даже прочесть нынешние мудрецы, не то что использовать их силу. Эльф, испивший крови врага, лишь испачкает рот и свою репутацию, а тролль станет сильнее, потому что владеет древними знаниями и может общаться с Лоа. Так кто из нас варвар? — жрец ухмыльнулся и отошел в сторону, даже не ожидая ответа от Сарсы.

А охотнице и нечего было ответить. Ее с детства выстроенные представления о мире внезапно встали с ног на голову. Ей хотелось возразить, но необходимых аргументов не находилось. Более того, Сарса осознала, что в глубине души она полностью согласна с троллями по поводу единения с природой и нелюбви к каменным городам. Ей и самой лес был роднее и ближе самых прекрасных городов, а походный наряд милее бального платья.

— Ты думаешь, ты сомневаешься, а значит — ты готова учиться, а не глупо следовать чужим представлениям о мире. Вот он мир – перед тобой. Изучай его сама и делай свои выводы, а не зубри чужие наставления, — неожиданно сказал долго молчавший Тор’Зулах.

Его голос вывел Сарсу из задумчивости. Эльфийка встрепенулась и огляделась. Пока она предавалась раздумьям, тролли свернули свою стоянку. Оказывается, Амани настолько умело организовали свой постой, что сейчас даже опытный глаз охотницы не мог заметить следов их пребывания на этой полянке. Сарса поймала себя на мысли, что она, привыкшая считать себя опытной, умудренной жизнью, в компании этих двух дикарей чувствует себя маленькой и наивной девчонкой. К ее собственному удивлению, это чувство ей понравилось. Для себя она решила, что непременно займется изучением истории Азерота, будет не только охотиться за трофеями, но и исследовать этот мир, только надо найти подходящую компанию.

— Ну ты идешь или нет? — громкий голос Тор’Зулаха снова вывел Сарсу из задумчивости.

— Если я не буду для вас обузой… — снова начала было эльфийка, но Тор’Зулах вытянул руку, едва не ткнув ее в нос и Сарса смолкла.

— Это не ты просишься в нашу компанию, а мы зовем тебя. Если мы тебя зовем, значит, уже взвесили все «за» и «против» твоего участия в набеге. Уже то, что тролли готовы взять в компанию эльфа — дорогого стоит. Поэтому хватит ненужных слов. Или ты идешь с нами или иди в другую сторону, — проговорил своим хриплым голосом берсерк.

Сарса молча кивнула и побрела вслед за двумя троллями, которые уверенно, словно по широкой дороге, шагали сквозь джунгли.

Вскоре впереди замаячили древние стены Зул’Гуруба. Жрец что-то прокричал по-тролльски и засмеялся, а затем окружил себя магическим щитом. Тор’Зулах сказал неожиданно глубоким голосом: «Ох и полетят головы!» — и крутанул над головой своим жутким оружием. Тролли громко засмеялись, а на Сарсу вдруг снова навалились сомнения. Девочка! Куда тебя несет?! Ты собираешься в компании двух дикарей-каннибалов грабить город других дикарей-каннибалов?! Остановись! Страх, сомнения, волнение – вс это слилось в тугой, ледяной комок в области солнечного сплетения, который мешал Сарсе дышать. Охотница остановилась, не в силах сделать вдох. Тролли продолжали идти вперед, не обращая на нее внимания. Мир внезапно стал серым, стихли все звуки. Сарса закрыла глаза и, собрав волю в кулак, постаралась вытолкнуть мешающий дышать ледяной шар. Шар провалился вниз и взорвался в самом низу живота.

Новые, ранее неизведанные ощущения вдруг затопили девушку, а в мир вернулись краски и звуки. Они стали даже ярче, громче и насыщеннее. Да впереди была опасность, но ожидание этого не парализовало волю, а напротив – будоражило и возбуждало. В животе сладко ныло, и эльфийке хотелось, чтобы это ощущение не проходило никогда. «Внутренний голос», шептавший тревожные предупреждения, внезапно смолк. Сарса подумала: «Ты же всегда мечтала найти приключения? Вот ты и нашла их. И не важно, на какую точку — на пятую или еще какие. Весь мир перед тобой, и в нем еще столько неизведанного. Так иди вперед!». Вслух же она громко произнесла совсем другое:

— Сожрут ведь меня каннибалы-кровопийцы, вот провизия кончится и сожрут. Взяли, наверное, как самоходный провиант, чтобы на спинах не тащить.

Сарса тряхнула длинными волосами и храбро шагнула под древнюю арку вслед за громко хохочущими после ее слов троллями.

1 Response

  1. Хотелось бы узнать продолжение :)
    Все таки союз Ночной Эльфийки и троллей не часто увидишь. Интересно как реагировали на эту компанию встречные путники и смогла ли Сарса изменить свое отношение к Орде, и отречься от расовых предрассудков)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>