Две точки зрения

Памяти Рыцаря Торстеина и Хранителей легенд Альянса.

 Закат в Северных степях красив. Даже разрушения, вызванные пришествием Смертокрыла, лишь немного нарушили ландшафт, но не смогли поколебать тот первобытный дух свободы, который навевают эти бескрайние просторы. Багровое солнце почти скрылось за горизонтом, и лишь небольшой край огненного диска выступал над холмами, за которыми плещется море. Угасающий свет позолотил все вокруг, раскрасив в причудливые цвета траву, редкие островки оазисов, и отражался в глади небольших озер, словно пламя, горящее прямо посреди воды. Закат стоил того, чтобы на него любоваться, но два всадника, стоящие на вершине небольшого холма, повернулись к нему спиной и смотрели в другую сторону. Всадники очень сильно отличались друг от друга. Судьба как будто свела их умышленно, чтобы подчеркнуть контрастность людей.

Первый был молод и кипел энергией. Черные кожаные доспехи плотно облегали его мускулистую фигуру. Все вещи были подобраны в тон. Доспехи в идеально ухоженном состоянии являли собой не только образец для эстетического наслаждения, но и практического применения. На одежде было великое множество ремешков и кармашков, которые были наполнены всякой всячиной от метательных ножей, до флакончиков с различными жидкостями. Все это было расположено удобно для применения, не мешало движению и при этом не касалось друг друга, чтобы не издавать посторонних звуков. Темные волосы были собраны в длинный хвост, а нижнюю часть лица скрывала черная маска. Человек все время привставал в седле, словно порываясь к действиям. Его явно томило ожидание, как и его горячую вороную кобылу, вытанцовывающую нетерпеливые па на земле всеми четырьмя копытами. Но все же всадник выжидал, и лишь глаза с маленькими черными зрачками живо следили за происходящим перед ним действом.

barrens

Второй всадник был стар и сидел в седле с расслабленным спокойствием опытного наездника. Его светло-серые латные доспехи носили следы былой красоты и элегантности, но это явно было в прошлом. Позолота стерлась, синяя краска облупилась, не говоря уже о том, что все доспехи были покрыты многочисленными зарубками и вмятинами. Однако воин был все еще крепок телом, на мятом наплечнике, под синей лентой, виднелся выцветший знак офицера Альянса, а висящий в ножнах за спиной двуручный меч внушал уважение уже одними только размерами. Седые волосы рыцаря были аккуратно обрезаны и удерживались вместе легким стальным обручем. Шлем был приторочен к седлу, как и огромный щит, украшенный давно забытым рыцарским гербом. Могучий, боевой жеребец белой масти, закованный в латы Серебряного авангарда, был спокоен и неподвижен, как и его хозяин. Взгляд серых глаз рыцаря был так же прикован к событиям, разворачивающимся чуть ниже всадников, шагах в ста от них.

События, привлекшие внимание мужчин, увы, привычны для нашего мира. Для большинства обитателей Азерота они вообще уже не представляют интереса. Большинство, даже заметив подобное, обычно равнодушно проезжает или пролетает мимо, а чаще всего просто не замечает. В лучах закатного солнца совсем юная орчиха, прижавшись спиной к скале, отчаянно отбивалась от шести или семи кентавров, яростно атакующих ее своими копьями.

По-орочьи угловатая девчонка двигалась с грацией дикой кошки, уклоняясь от атак противников и контратакуя их при первой возможности. Доспехи, надетые на ней, можно было назвать защитой лишь условно. Кожаные ремни, перетягивающие грудь крест-накрест, и короткие штаны с медными заклепками вряд ли могли защитить даже от слабого удара, если он придется в цель. Недостаток брони орчиха пыталась компенсировать ловкостью и быстротой движения, но врагов было слишком много, и кровь обильно текла по ее телу из нескольких крупных порезов. Впрочем, двуручный топор грубой кустарной работы был не менее эффективен, чем любое самое изящное оружие, и два мертвых тела у ног девчонки подтверждали это. Оставшиеся противники вынуждены были обходить эту баррикаду, атакуя орчиху, и это немного облегчило ей задачу. Вскоре упал еще один враг. Оставшиеся четверо кентавров попытались одновременно напасть с двух сторон, но согласованности в их действиях не было. Они скорее мешали друг другу, пытаясь достать верткую противницу, а та рубила в ответ от души, не опасаясь промахнуться. Когда кентавров осталось лишь двое, они уже поумерили пыл и начали оглядываться, ища путь отступления. Воинственная орчиха не собиралась их отпускать. Издав боевой клич, девочка бросилась на врагов, размеры которых превышали ее собственные раза в три. Первый кентавр рухнул на землю уже после третьего удара, а второй попытался убежать, но могучий удар двуручного оружия достал и его. Позвоночник с хрустом переломился от удара топора. Копыта еще некоторое время судорожно взрывали землю, но кентавр был уже мертв. Тяжело дыша, истекающая кровью орчиха опустилась на колено, опершись на свое оружие.

orc

 — Смотри-ка, выкрутилась, тварь зеленозадая, но теперь пришло время умирать, – сказал человек в черном и тронулся вниз по склону.

Рыцарь оказался неожиданно быстр, и белый жеребец преградил дорогу черной кобыле уже на третьем шаге.

— Не смей ее трогать! Она доблестно сражалась, заслужила свою победу… и жизнь.

Разбойник зло прищурился.

— Ты, конечно, офицер, — с нескрываемым сарказмом проговорил он, — но мы не в казарме и не на поле боя. Сейчас каждый сам за себя, и плевал я на твои указания.

— Не трогай ее, – снова повторил рыцарь.

— А то что? – насмешливо сказал разбойник и опустил руки на рукояти кинжалов.

— А то ты умрешь, – ровным голосом сказал рыцарь и его меч с тихим шорохом покинул ножны. В отличие от доспехов, меч был в идеальном состоянии. Хотя он был прост по внешнему виду, глубокий темный цвет клинка говорил о высочайшем качестве стали, а голубоватые волны, время от времени пробегающие по лезвию, однозначно указывали на могучие чары, наложенные на оружие.

Ни в голосе, ни в движениях рыцаря не было угрозы или агрессии, но разбойник, немного подумав, убрал руки от кинжалов и, скрестив их на груди, все так же насмешливо спросил:

— Угрожаешь?

— Предсказываю, – спокойно ответил воин.

— Смотри, «предсказатель», как бы она тебя сама к праотцам не отправила, – криво усмехаясь, сказал разбойник и кивнул в сторону орчихи.

Как ни странно, не расслышавшая разговора чужаков за посторонними звуками ордынка сразу услышала тихое шипение выходящего из ножен клинка. И сейчас она снова прижималась к скале спиной, держа перед собой свое оружие и пытаясь стереть кровь заливающую лицо.

Разбойник неожиданно расхохотался.

— Она стоит с оружием в руках и угрожает воину Альянса. Убей ее. Ты же давал присягу Королю и Альянсу.

— Я не убиваю детей.

— Это ребенок врага. Она вырастет, станет сильнее и убьет тебя.

— Когда она вырастет и окрепнет, то станет хорошим воином. Тогда и скрестим клинки, а пока у нее нет шансов против меня, и бой не будет честным.

— Кому нужна эта честь? Допустим, она не сможет одолеть тебя даже когда достигнет расцвета, а может быть, судьба вообще не сведет Вас более никогда, но она будет убивать более слабых бойцов, она будет убивать подданных Короля, мирных граждан, детей. Значит, твое благородство – это зло.

— Не суди всех по себе. Может быть, мое благородство поможет ей выбрать путь чести, и она будет столь же благородна по отношению к Альянсу. А может быть, она вообще откажется от этой бессмысленной бойни и станет видным путешественником, исследователем или учёным. Мы все меняемся, пока растем. И учимся — в том числе у врагов.

— Это все домыслы. Кем вырастет, какой вырастет. Убей ее сейчас, и тогда она точно не вырастет врагом, а вот вырастет ли другом – это еще вопрос.

— Простой путь — не значит верный. Убить ребенка только за то, что он может в будущем стать злодеем — это и есть зло. Лучше помочь ему вырасти добрым.

— Она орк!

— Орки бывают разными… Как и люди, – печально добавил рыцарь.

Воин начал спускаться к раненой орчихе немного по диагонали, так, чтобы держать в поле зрения и врага, и «союзника». Шагов за двадцать от ордынки он остановился и спрыгнул с коня. Не убирая меч в ножны, рыцарь отвязал от седла сумку с медикаментами и, немного приблизившись, поставил ее на землю. Затем вынул из сумки зелья, оставив бинты. Не спуская глаз с орчихи, отошел назад и вскочил в седло. Неспешно, внимательно следя за ордынкой, воин вернулся к своему спутнику и уверенным движением развернул его коня на закат.

— Поехали отсюда, нас ждут другие дела, – сказал воин.

Разбойник нисколько не возражал и продолжил беседу так, словно никаких событий до этого и не происходило. Обычная беседа обычных товарищей по оружию. Он даже не обернулся в сторону орчихи.

— А что зельев-то пожалел, мой благородный друг? – вновь с легкой насмешкой проговорил разбойник.

— Если она не дура, то не станет пить зелья, предложенные врагом. Тогда зачем пропадать добру? А бинты ей пригодятся, — сказал воин и улыбнулся, отчетливо различив звук падающего тела.

Она выживет, молодая, сильная девочка станет славным воином. Было очевидно, что последние минуты она держалась на ногах только благодаря адреналину и недюжинной силе воли – подумал рыцарь, продолжая путь.

— Глупо все это. Эта артельная взаимовыручка, которую вы называете благородством. Главное – результат, а каким способом он получен не важно. Врага надо бить в удобный момент, а самый удобный момент ударить – это когда он слаб. Разве нет? – продолжил беседу разбойник.

— Если в момент слабости протянуть врагу руку помощи, он может стать твоим другом, а даже если он не станет твоим другом, ты не станешь подлецом.

— Ну вот скажи, какой смысл соблюдать рыцарские законы, которые все давно забыли, а большинство и не читало никогда?

— Можно быть неграмотным, но при этом поступать благородно, а можно наизусть знать рыцарский кодекс и умело искать лазейки для оправдания собственной подлости и жестокости. Благородство в сердце, а не в кодексе.

— Все это рыцарство и благородство – никому не нужный архаизм, побеждает сильнейший, а благородные – вымирающий вид.

— Время нас рассудит, и пока мы не вымерли, будем защищать свою точку зрения.

Звон стали и громкие крики прервали философскую беседу двух представителей Альянса. Даже ночью сражение между Ордой и Альянсом в Степях не прекращается. Оба бойца — и черный и белый — обнажили оружие и, пришпорив коней, поспешили на помощь своим.

You may also like...

5 Responses

  1. Случайно заскочил на этот сайт.
    Очень было интересно почитать о вашей гильдии, о вас, и т.д. Я даже почти не играю в WoW (очень мало, но играл в WC3)
    На удивление мне очень понравился этот рассказ :)Написано просто превосходно, читается легко.
    Желаю вам (гильдии) хороших вечеров за игрой и огромной удачи в мире Азерота.

    Что-то я расписался, но уж так получилось, прошу простить :)

  2. Очень приятно, заходите на огонёк!

  3. Потрясающе, прочитал на одном дыхании)

  4. Действительно интересная история, хоть и короткая. Но… Краткость сестра таланта, как говорится. И тем не менее, этот короткий рассказ несет в себе много смысла.

  5. отлично:-) можно сказать »пасхалка» на реаллайф

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>