Нерубиане — вся правда о человеке-пауке

Старое царство ждет тебя...
Старое королевство ждёт тебя
Провалиться под лёд в Драконьем Погосте — небольшое удовольствие для путешественника. Мало того, что так называемые герои Азерота имеют такие же шансы застрять в ледниковой расщелине, как и заурядные любители горных прогулок, так ещё эти «герои» — личности настолько везучие, что в конце кроличьей норы их редко ожидает кролик или что-то ему подобное без когтей, зубов и двуручного топора. В Погосте же горе-скалолаз может нарваться на банду кобольдов, заработав себе на голову малоприятное, но, в целом, вполне безопасное приключение, или нарушить послеобеденную дрёму их господина-магнатавра, что сулит чуть большие неприятности. Наконец, если вы, оправившись после падения, различаете покрытые руническими узорами стены, чувствуете, что намертво к чему-то прилипли и слышите тихое, но быстро нарастающее шипение, то поздравляю — вы стали гостем паучьей империи Азжол-Неруб. И где вы только их откопали? Всякий, кто бывал в Нордсколе или сталкивался с Плетью за его пределами, знаком с нерубианами. Скажем, крепость Песни Войны в Борейской тундре находится под круглосуточной осадой паукообразной нежити. Ситуация такова, что ведра помойного нельзя вынести, чтобы не нарваться на парочку членистоногих. Зазеваешься — и вот ты уже наглухо спелёнут в паутину и накачан ядом, в перспективе разжижающим внутренности до состояния мясного бульона. Поэтому всем воинам Орды, только прибывшим в крепость, выдаётся противоядие и наказ вскрывать любой замеченный кокон. Истоки нерубийской расы редко прослеживаются дальше, чем до ближайшей дыры в земле, и ящик гоблинских мин под мышкой у «исследователя» предназначен вовсе не для устранения преград, а скорее наоборот. Но попадаются чокнутые, которые вместо того, чтобы надёжно заткнуть тараканью нору, в неё с удовольствием полезут. Наибольших успехов достиг небезызвестный Бранн Бронзобород. Путевые заметки этого неуёмного дворфа — настоящий кладезь знания, но из языков Орды они переведены только на талассийский и то частями. Зато Бранн хорошо известен тем, что нанимает авантюристов для самых рискованных затей и щедро им платит, а этим ребятам потом есть, что рассказать (или хотя бы пересказать со слов постоянных участников экспедиции). Учёный не только спустился в Азжол-Неруб и вернулся оттуда живым, но и плодотворно общался с аборигенами. Неслыханное везение, если учесть, что любой нерубианец — живой и немёртвый — при встрече с куда большей охотой выпьет ваши глаза, чем станет разговаривать. Это даже при наличии у вас, скажем, редких артефактов Плети, которыми Бранн заплатил колонии за гостеприимство. Я надеюсь, рано или поздно каждый сможет прочитать о похождениях дворфа на своём родном языке. Поэтому кое-какие из добытых им сведений будут дополнять мой рассказ, построенный на исторических документах и собственных наблюдениях.
Гравюра неизвестного художника о путешествии дворфов в Азжол-Неруб
Заметки зануды
Внешне нерубиане являются, как ни странно, этаким подобием кентавра или наги, где животные части принадлежат, соответственно, гигантскому пауку (правда, всего с шестью ногами). Голова также напоминает паучью — это мозолистый нарост на плечах, «украшенный» россыпью разнокалиберных глаз и вооружённый мощными ядовитыми жвалами. Как с таким ротовым аппаратом они умудряются членораздельно говорить на других языках, кроме собственного — щёлкающего и кашляющего, совершенно необъяснимо.
Чудо природы
Возможно, тут не обходится без колдовства. Нерубиане сведущи в магии и очень от неё зависят. Как минимум, зачарованные кристаллы производят необходимое для жизни тепло и предупреждают обитателей подземной колонии о вторжении чужаков. Их лучшие колдуны не уступят волшебникам других рас. Колонией всегда руководит королева — продолжательница рода — а также избранный круг её советников. Как в муравейниках и ульях, здесь больше всего простых рабочих: они охотятся, обустраивают колонию, ухаживают за молодняком и королевой. Сильнейшие воины и чародеи резко отличаются от собратьев обликом — и размерами. Отдельного упоминания заслуживают высшие боевые офицеры Империи, похожие на гигантских скарабеев, а вовсе не на пауков. Некогда король, а сегодня наместник Короля-Лича в своей бывшей вотчине — Ануб’арак является одним из таких чудовищ. Кроме самих нерубиан в широком разнообразии форм подземное царство населяют их питомцы — пауки и странные летучие создания. Не исключено, что это дополнительные морфоформы самой расы — скажем, её низших каст или молодых особей.
Для сравнения — некоторые высшие морфоформы нерубиан и киражей
Нерубианский пророк, обращённый в нежить Королём-Личём, отдаёт распоряжения простым солдатам
Роем вглубь веков
В отличие от своих двоюродных братьев — киражей — нерубиане не располагают армией слуг вроде силитидов, но в целом эти расы очень похожи и ведут свой род от общих предков — насекомых акири. На протяжении тысячелетий империя Азж-Акир была грозным противником сначала цивилизации троллей, затем, пусть и утратив былое величие (и единство), не давала покоя ночным эльфам. Война с троллями впервые разделила империю на две части, а взрыв Колодца Вечности довершил начатое и сделал воссоединение акири невозможным. Оказавшись в изоляции на дальнем севере, нерубиане, скорее всего, только обрадовались. Конечно, они сохранили менталитет своих предков: их высокомерие и ненависть ко всему живому, что имеет менее шести ног и четырёх глаз. Но, видимо, пережитые катаклизмы несколько умерили их агрессию. Вместо того, чтобы развязывать войну с наземными жителями, нерубиане отдавали все силы на устройство империи под снегами Нордскола. Здесь у них не было врагов: не считать же таковыми кобольдов, йети да магнатавров. Сторониться пришлось разве только драконов и причудливых железных созданий — хозяев отделанных руническим металлом и напичканных шестернями ходов в недрах Грозовой Гряды. Около полувека назад империя Азжол-Неруб была истинным самоцветом северных земель или, вернее сказать, подземелий. Просторные, изысканно обставленные чертоги, мерцающие всеми оттенками радуги грибные сады, воздушные дороги из паутины, сеть туннелей, по которой можно было добраться в любую точку континента и которая, по иным версиям, была создана не без помощи прирученных йормунгаров… Науки и ремёсла цвели пышным цветом. Довольно сказать, что полки в заброшенных библиотеках до сих пор ломятся от книг, а следы былого великолепия — роскошные настенные драпировки, причудливого облика оружие и мебель — красноречиво говорят о таланте своих создателей.
Вот вам и «мрачное унылое подземелье»
вероятно, наблюдений за старинными врагами — троллями) привели к тому, что прагматичные нерубиане, от греха подальше, сделались атеистами поголовно, а слова «вероисповедание» и иже с ним в их словаре попросту отсутствуют. Мол, они считают, что поклоняться существам из иного мира, учитывая их нравы и аппетиты — это всё равно что мухе молиться на паука. Что же, в отношении некоторых культов с этим не согласиться трудно. И вот — жили они, не тужили, пока в Нордскол не нагрянул Король-Лич, единой силою воли поднявший на Империю такие армии нежити, что не устоял древний и могучий Азжол-Неруб. Может, нерубиане и справились бы с этой угрозой, если бы, углубляя свои туннели, не добрались до потайных недр континента, где им встретилось нечто. Нечто было старо, как сам мир, утыкано щупальцами и настроено весьма недружелюбно. Распространяемое им безумие не могло воздействовать на отмороженную нерубианскую психику, но безликие чудища глубин оказались вполне реальны. В панике заметались бедные люди-пауки между двух огней. Войну они проиграли.
Банка с пауками
Те, кто выжил, сегодня ведут жестокую партизанскую борьбу с Плетью, и ненависть к Королю-Личу — да смутные воспоминания об ушедшем золотом веке — единственное, что позволяет остаткам боевого духа теплиться в них. Крупнейший центр сопротивления свободного Азжол-Неруба находится под ледяным панцирем Драконьего Погоста. Вольным нерубианам удалось расчистить туннели, ведущие в самое сердце Империи — в логово короля-предателя Ануб’арака и древнее королевство Ан’кахет, где пересеклись интересы Плети и культа Сумеречного Молота. Теперь там что ни день пылают сражения.
Киликс Разрушитель у портала в глубины Азжол-Неруба готов принять помощь Орды и Альянса в борьбе с древним злом и новыми врагами
При том, что люди-пауки никому не доверяют, а все другие расы почитают годными лишь на корм животным да учёным на опыты, они хорошо понимают ценность Орды и Альянса как союзников в этой борьбе, и ненависть к Плети в них сильнее обычных предубеждений. Она тем более подпитывается унизительной насмешкой судьбы: предмет гордости нерубианских архитекторов — величественные зиккураты были взяты Плетью за основу для своих сооружений. Возможно, обитатели Паучьего квартала Наксрамаса чувствуют себя как дома, но в живых нерубианах вид парящего, исторгающего водопады зелёной жижи зиккурата пробуждает только злость. Вообще всё, что летает, не оставляет пауков равнодушными. Плеть давно использует ловчие навыки нерубиан для обезвреживания крылатых сил противника.
Без галстука
Современный нерубианин (разумеется, живой, а не раб Плети) — это бесстрастное и гордое, но доведённое практически до отчаяния существо, фанатично преданное идее отмщения и восстановления былого величия своей Империи. Несмотря на то, что люди-пауки не просто разумны, но часто обладают высоким, изощрённым интеллектом, в них есть одна черта, которая роднит их с предками — насекомыми вроде пчёл и термитов. Это удивительная целеустремлённость. Сейчас нам кажется, что победа над Плетью практически у нас в руках. Но даже если бы и Орда, и Альянс были стёрты с лица земли, нерубиане продолжали бы свою, кажется, безнадёжную войну.
Доп. материалы: вопросы Киликсу
Киликс Разрушитель — один из немногих «дружелюбных» нерубиан, выступает в качестве посредника между нерубианским сопротивлением и экспедиционными силами обеих фракций в Нордсколе. Назначили его на такую должность, видимо, не за красивые глаза: язык у этого паучары подвешен лучше некуда, он свободно изъясняется, как минимум, на орочьем (что уже внушает восхищение), а пропаганду разводит такую, что невольно заслушаешься и настроишься кромсать нежить за великий и прекрасный Азжол-Неруб. Но было трудно удержаться и не задать такому «общительному» типу несколько праздных (и довольно нескромных) вопросов.

В: — Каждый, кто видел одного из прежних лордов-пауков, был поражён и восхищён этой колоссальной и при этом разумной и управляемой мощью. Но каждый день мы, воины Орды, отражаем в своей крепости атаки десятков уменьшенных копий Ануб’Рекана и Ануб’арака. Да и тут, в Драконьем Погосте, их больше, чем их предполагаемых подчинённых. Разве это естественно?

О: — Разумеется, неестественно. Лорды-пауки были элитой имперской армии, высшей военной кастой. Чтобы из юного нерубианца мог вырасти настоящий боевой танк, требуется строгая диета из очень редких ингредиентов, а также особая колдовская и алхимическая «подпитка». Но теперь Плеть использует собственную магию и вещества из тел наших пленённых королев, чтобы выращивать лордов-пауков сотнями. Конечно, ни одна из этих скороспелых фальшивок не сравнится с тем же королём-предателем, будь трижды проклято его имя. Ваши солдаты уже, наверное, убедились в этом.
В: — В Ан’Кираже был император, даже два. Азжол-Неруб называют империей, но Ануб’арака — лишь королём. Почему?
О: — Из старинных летописей моего народа нам известно, что наши предки ещё во времена объединённых Акири были куда менее склонны к коллективизму, чем предки Киражей. Как правило, для нерубианина не имеет значения то, что происходит за пределами колонии. Поэтому империя была объединением королевств, управляемых королевами, но не было потребности в верховном правителе. Война с Королём-Личём это изменила.
В: — И почему правителем стал самец — в смысле, мужчина? Разве…
О: — О, нет, в Азжол-Нерубе никогда не было матриархата, если вам, конечно, известно это понятие. Строго говоря, королева является единственной настоящей женщиной среди нас, и её положение целиком и полностью основано на способности к воспроизводству. Ни одна королева не могла претендовать на власть над народом, потому что качества, которые мы ценим в королеве, не имеют ни малейшего отношения к качествам, которые мы ждём от военного лидера.
В: — Что значит: королева — единственная женщина? Это как у пчёл и муравьёв?
О: — Очень приблизительно — да. Всё-таки мы немного более развиты, чем общественные насекомые. Просто, пока королева жива и дееспособна, никого не волнует, какого он пола. Между мужчинами и женщинами имеется ряд физиологических различий, но условно все мы одинаковы.
В: — Гм, а если королева погибнет?
О: — Или окажется недостойной, Совет выберет новую и с помощью магии и зелий изменит её организм нужным образом.
В: — То есть, даже вы можете — как бы помягче выразиться?..
О: — Нет, тролль, я то, что вы называете мужчиной. И, ради взаимовыгодного союза наших рас в этой войне, пожалуй, нам стоит закрыть эту тему. (на этом внушающий уважение вид челюстей Киликса и их громкое щёлканье заставили автора удалиться)

You may also like...

No Responses

  1. В безусловном и совершеннейшем восторге от исследования

  2. admin:

    Да, сделано очень достойно
    А вот и сам Киликс . Почитайте комменты к нему на английском. Очень интересно

  3. Ну, почему королевы не правят? В Расколотом Монолите, насколько я помню, ясно сказано, что руководит она самая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>