Тёмная башня

В отдалении от населённых мест, окружённая непроходимыми болотами и глухими лесами, стоит в ущелье Тёмная Башня. Чего только не повидала она, древняя, на своём веку.  

Вероятно, именно поэтому путешественники из разных уголков разных миров стремятся узнать больше о ней, увидеть её изнутри и снаружи, что, признаемся, довольно опасно и получается не у всех.

Речь, конечно же, идёт о Каражане. В этом путеводителе вы получите описание бывших и нынешних обитателей Башни, сплетен и слухов про неё (что может быть лучше для туриста), узнаете историю этого грандиозного здания и места, на котором оно располагается.

Ветра мёртвых, Мёртвые ветра.

В башне было тихо — тихо, но не спокойно. В объятиях ночи беззвучные тени скользили от окна к окну, вдоль балконов и парапетов двигались призраки. Меньше, чем привидения, но больше, чем просто воспоминания, они были ничем иным, как кусочками прошлого, выпавшими из потока времени. Безумие владельца башни вырвало эти тени прошлого с их мест, и теперь они были обречены вновь и вновь проживать свои жизни в молчании покинутой башни. Не жить по-настоящему, а играть, не имея ни одного зрителя, который смог бы их увидеть.

Когда-то давным-давно территория нынешнего Перевала Мёртвого Ветра была частью Красногорья, зажатой между глухим лесом на западе и Болотами Печали на востоке. Людей здесь было мало, путники сторонились этих мест, не только населённых опасными зверями диких краёв, но и попросту ничем не примечательных.

Однажды ночью эту землю сотряс сильнейший взрыв. Предполагают, что сила его была такова, что громкий звук можно было услышать в Штормграде, а затихающее эхо дошло до пиков Дун Морога.

Местность опустилась, став ущельем, вокруг же неё выросли горы из тех пород, что были вырваны этой эксплозией. Животные погибли, деревья выкорчевало с корнем, немногие отшельники, жившие здесь, отошли в мир иной.

Никто не знает, почему произошёл взрыв, хотя многие маги Аметистовой Цитадели занимались исследованиями в данной области. Единственное, что доподлинно известно, — детонация была магического рода, и после неё все силовые линии Азерота сошлись к этому месту, сделав его средоточием магии.

 Природа восстанавливается быстро, и скоро флора и фауна вернулась в это место. Дно ущелья поросло прекрасным молодым лесом.

Однако (здесь я пропущу многое, но вы узнаете об этом после, когда наша экскурсия проследует внутрь Башни) что-то произошло после смерти последнего хозяина, и страшное проклятие обрушилось на эти края. Всё вокруг населили чудовищные твари, демонические создания, и теперь тут никогда не видно света. Потому-то лес на западе прозвали Сумеречным. Сильнее же всего скверна тронула сам Перевал. Роща в ущелье вовсе умерла и большая часть живности вновь покинула впадину. Отныне лишь ветер гуляет по голым изрезанным скалам вдали от исхоженных троп, да утробные звуки, издаваемые стервятниками, разносятся в беспросветной тьме. При входе в ущелье путники сразу увидят мертвецов, раскачивающихся в серой мгле на жутковатом скрюченном дереве. Надписи у дороги гласят:

text

 Над оврагом Мёртвого Ветра, среди безжизненных скал вьётся узкая тропа. Сегодня из живых существ, кроме стервятников, только племя огров облюбовало Перевал, обосновавшись в Погани, типичном огрском поселении.

Впереди вы увидите давно покинутую и уже наполовину разрушенную деревеньку людей, и прямо посреди неё, тёмным силуэтом на фоне серых небес, вздымается в воздух исполинский шпиль слоновой кости (существует, к счастью не слишком состоятельная, гипотеза, о том что башня сделана из костей бедных мамонтов).

Башня, хранилище древних, таинственных знаний, молчит. Когда-то простым смертным был закрыт путь сюда, но теперь Аметистовое Око смогло открыть врата Каражана. Воспользуйтесь же возможностью и войдите в двери Башни, навстречу тайнам и загадкам её древней истории.

 Звери дикие, ездовые, разделанные.

Тем, кто хорошо знаком с пятым измерением, ничего не стоит раздвинуть помещение до желательных пределов.

Войдя под своды здания, вы попадёте в роскошный вестибюль Каражана. Сразу бросается в глаза величина здания. Вы будете убеждены, что снаружи оно не выглядело и на половину этого, и, по всей видимости, будете правы. Неизвестно, само ли оно расширилось в вышеупомянутом “пятом измерении”, или кто-то намеренно расширил его, одно ясно — это здание совсем не просто. Приглядитесь и к резным деревянным лошадиным головам у потолка, ведь они здесь не просто так. Это символ одного древнего ордена, связанного с этим местом. Но обо всём по порядку.

Если вы пройдёте в незаметный проход справа, то попадёте в бывшие комнаты слуг. Теперь только одинокий призрак старого управляющего сторожит вход во тьму, где обитают жуткие создания. Звери, подвергшиеся влиянию скверны, как то огромные пауки с паучатами, демонические псы, вдыхающие затхлый воздух по сырым углам забытых комнат, и целая армия гигантских кровососущих летучих мышей, ретировались из-под солнечного света во мрак нижних уровней Башни, теперь покрытых толстым слоем паутины.

Здесь стоит сказать о гипотезе, по которой под Каражаном находится как бы зеркально отражённый Каражан, спускающийся вглубь земли. В этом месте хранили свои тёмные тайны хозяева Башни. Утверждается также, что у Каражана может быть двойник не здесь, но в ином мире.

К слову, неподалёку от входа в Башню вы можете обнаружить кладбище, а на нём — разрушенное каменное здание, когда-то стоявшее над входом подземной усыпальницы. Теперь путь в склеп преграждает зачарованная решётка, такая что нет силы, которая смогла бы её выбить. Есть сведения, что это когда-то и был вход в катакомбы под Каражаном.

Но вернёмся к зверям, охотиться на которых когда-то шли герои Азерота перед тем, как приступить к зачистке самой цитадели. После убийства достаточного количества тварей один из трёх их патриархов придёт на помощь своим тёмным порождениям и вступит в бой. Уважаемые туристы могут быть спокойны, стоит лишь взять с собой оружие и вы сможете справиться с этими, по правде сказать, несерьёзными противниками.

Заметим, что через комнаты слуг вы можете выйти в гостевые помещения, но наша экскурсия приведёт вас туда по несколько иному маршруту.

Возвращаясь в вестибюль, посмотрите налево, где вы увидите останки какого-то механизма. То ли это был лифт, хотя непонятно, что и куда здесь поднимать, то ли подъёмный механизм ворот, но дверь в Каражан большой не назовёшь и для неё вряд ли нужно такое крупное устройство.

Теперь пройдёмте дальше по широкому коридору вестибюля. Недобрая музыка разносится откуда-то из глубин здания, где-то бьёт колокол, не предвещая незваным гостям ничего хорошего; звуки, в которых можно услышать воду, капающую на каменный пол, порывы яростного ветра, жуткие голоса, крики ужаса, кажется даже чьё-то утробное дыхание, будто бы сама Башня, чудовищный монстр из камня, дерева и кости, глубоко дышит, сливаются в поистине дьявольскую композицию.

На возвышении стоит призрак привратника, который считает что раз вы смогли войти, то, должно быть, вы почётные гости хозяина. Можно расспросить духа, но ответы его будут коротки и несодержательны. Вы можете узнать, что владельцем Башни когда-то был Медив (в последующих главах я постараюсь подробно раскрыть биографию этого великого человека) и что побольше о нём вы можете узнать у Мороуза, который принимает сейчас важных гостей.

Что ж до поры до времени не будем мешать Мороузу и выберем поворот налево, в стойла.

Здесь вот уже десятки лет мёртвые конюхи присматривают за скелетами лошадей. Чем глубже посетитель продвигается в Башню, тем опаснее и враждебнее становятся осколки былых лет Каражана. Вот и здесь прислуга вместе с лошадьми бросаются на всех, кого завидят. Кони сбивают с ног мощными ударами копыт, а люди добивают неосторожного гостя.

Слуги, понимая, что они навеки прикованы к этому месту, не устают жаловаться на  бесконечный сизифов труд в этих чёртовых опостылевших конюшнях.

Пройдём чуть дальше, в центр стойл, где стоит демонический боевой конь. У по-доброму настроенного привидения вы узнаете, что чёрный конь этот, Полночь, принадлежит зловещему воителю – Ловчему Аттумену.

Здесь самое время выполнить моё обещание и рассказать вам о двух орденах, ибо Аттумен, по-видимому, принадлежал как минимум к одному из них.

Каражан какое-то время служил Братству Лошади, а может быть даже и был построен его членами. Братство составляли элитные паладины и рыцари из королевства Штормград. Единственным известным членом ордена является великий Андуин Лотар, герой Первой и Второй Войн. Также установлено, что большинство членов Братства пали в Первой Войне и были подняты Гул’даном в качестве рыцарей смерти. Наш Ловчий тоже относится к рыцарям смерти, причём “Гул’дановского образца”, что даёт основание полагать, что он – бывший член Рыцарей Штормграда.

bosses-attumen-full

По другой гипотезе, Аттумен связан с некими Чёрными Всадниками Перевала Мёртвого Ветра. Рассказывают, что в безлунные ночи жители Темнолесья слышат стук копыт ужасной кавалькады, что проносится мимо поселения и лай демонических собак, что следуют за Всадниками. В такие ночи опасно не то что выходить, но и оставлять двери открытыми. Говорят также, что Чёрные Всадники – это рыцари смерти Гул’дана, после смерти хозяина обретшие свободу и преследующие какие-то свои, только им понятные, цели. Дальше люди попросту теряются в догадках относительно них: Может быть, они ищут Косу Элуны? Может быть, они служат Принцу Малчезару? Может быть, Всадники служат главному Гул’дановскому рыцарю смерти – Терону Кровожаду? Может быть, эти Чёрные Всадники вовсе не рыцари смерти, ведь все рыцари смерти заключены в чёрном Храме вместе с их лидером? Вряд ли мы сможем ответить на эти вопросы… Но так или иначе Аттумен вполне может быть одним из Всадников, а то и их главой.

Пройдя через небольшую кузницу в дальний конец конюшен, вы обнаружите лестницу на второй этаж в оружейную, где вечно тренируются рыцари Братства Лошади. Здесь же расположены казармы, в которых бойцы спали, грелись у небольших печурок, несколько из которых и по сей день стоят здесь, и принимали пищу. На кухне, расположенной следующей на нашем пути, ушедшие из жизни повара готовят еду, разделывают туши животных, готовясь подать множество изысканных блюд к знатному пиршеству, намеченному владетелем Башни. Посредине комнаты разожжён очаг и поставлен вертел, но огонь больше не даёт тепло, и мясо не жарится на нём, как в давние времена, пропитывая воздух своим ароматом.

Теперь понятно, зачем было нужно то странное устройство в комнатах для слуг. Предположения оказались правильными – это был своеобразный лифт, поднимавший сюда поваров, шедших работать после пробуждения, и продукты, хранившиеся в складах на нижних уровнях.

Часть продуктов хранится и здесь. Особенно много встречается бочек, открывая во хозяине и посетителях Каражана любителей промочить горло хорошим вином. В шумах Башни начинает преобладать клавесин, и музыка меняется, оставаясь при этом всё такой же пугающей, как и раньше. Кажется, за стеной проходит бал.

Давайте же проследуем на него, тем более что Морроуз должно быть давно освободился и может ответить на все интересующие вас вопросы.

Суаре.

Но ныне музу я впервые на светский раут привожу

И бал блестит во всей красе.

Однообразный и безумный,

Как вихорь жизни молодой,

Кружится вальса вихорь шумный;

Чета мелькает за четой.

По той лестницей, что воспользовались мы, чтобы попасть на второй этаж, когда-то поднимались лакеи, прислуга разного рода. Старая и полуразвалившаяся, она никому не нужна. Куда приятнее пройтись по парадной лестнице меж колонн и украшений прямиком в бальный зал.

Играет уже слышанный нами на кухне клавесин, бал здесь не заканчивается никогда. У стен стоят стулья для уставших танцевать гостей, столики, где они могли поставить горячительные напитки, а также бюсты каких-то людей, верно, обитателей Башни или представителей светского общества тех времён.

Торжественную обстановку, однако, нарушает жутковатая картина — часть стульев перевёрнуты, рядом с ними валяются в беспорядке человеческие скелеты, обглоданные крысами так, что не осталось ни клочка мяса на старых костях. Кажется, будто люди, спокойно расположившиеся на стульях, в ужасе вскакивали с мест, но не успевали убежать далеко — смерть настигала их. Что-то недоброе произошло на балу, здесь, но что? Вряд ли кому-то из ныне живущих известно это.

Оставив грациозно танцующих гостей позади и пройдя через арку слева, вы обнаружите пиршественный зал. Гости не устают разговаривать, сидя за столами, богато заставленными деликатесами, своим видом возбуждающими аппетит, а скелеты-официанты не устают разносить еду и вино по заказу визитёров.

Непонятно почему, но здесь явственно ощущается, словно бы разлитое в воздухе, давящее чувство страха. Вот — люди, ожидающие появления Медива, уже начали беспокоиться, вот — в неестественных позах застыли на холодном каменном полу скелеты…

Говорилось ранее, что нет сегодня существа способного рассказать о том, что произошло здесь. Но всё же мы можем делать предположения…

Начнём с конца.

Представьте себе следующее. В отдалённой башне живёт могущественный волшебник. Живёт он отшельником, никого к себе не пускает (в огромной башне всего трое: маг, дворецкий, кухарка, да четвёртый — ученик, которого на старости лет таки решился обучать колдун). Однако же известно, что маг этот, Медив, — близкий друг самого короля, да дарует ему Свет долгие лета, и главы рыцарей — сира Андуина Лотара. А сами вы — проживающий в Темнолесье дворянин королевства Штормград, более того любителей светских раутов.

И вот одним обычным утром вам приходят два письма: в одном говорится, что ваш крестьянин зашёл в Болота Печали и еле удрал оттуда, увидев странных зелёных клыкастых созданий; в другом, что вас приглашает к себе сам Медив, на бал, где будут все сливки вашего города, а то и несколько столичных гостей.

Естественно, первому вы никакого внимания не придаете — мало ли чего мерещится черни, более того таким её представителям, которые считают эти гиблые болота хорошим местом для прогулок. Ещё и на пьяную голову, наверняка.

С другой же стороны, сам Медив пригласил вас, да ещё и выражает желание побеседовать. Недолго думая, вы бросаете все дела и спешите на празднество к чародею.

Гости всё подьезжают и подъезжают, играет клавесин, вы танцуете с невероятной веселостию… Мороуз, дворецкий мага, зовёт собравшихся за стол, где вас потчуют превосходными угощениями. Однако время идёт, самого хозяина же всё нет. Беспокойство прокатывается по залу, задевая всех, кроме тех, кто выпил слишком много вина. Один человек, благородный лорд Чернодрев, известный своей любовью к честным битвам и нелюбовью к подобным этому мероприятиям, отошёл подальше, ворча что-то о том, что маг никогда не заявится и о том, что надо ему было остаться в Темнолесье с детьми и женой (есть предположение, что спастись с этого проклятого бала удалось только Чернодреву и теперь он — мэр Темнолесья, либо же мэр — родственик Чернодрева из Каражана). Четвёрка виднейших феодалов подошла к Морроузу, дабы выспросить, куда же подевался его господин. Тот бормочет что-то невнятное вроде: “Наверху. Скоро придёт”.

Непонятный холодок пробегает по вашей спине, некстати вспоминается то, первое письмо.

Вдруг в зал вбегает орда кошмарных чудовищ, демонов или орков. Люди в панике вскакивают с мест, кто-то прячется, кто-то пытается убежать, но рок настигает всех.И вот Штормград обезглавлен, лишён большой части знати.

Что-то, мы, пожалуй, зафантазировались. Много в рассказе этом нескладностей, этого отрицать не будем. Однако же, что-то наподобие вполне могло случиться, и это бы объясняло то, что мы можем наблюдать в Башне. И ещё, полагаю, вы ждёте разъяснений по поводу Медива, его жизни и связей с королями, рыцарями, демонами и орками. Обещаем,  что вы узнаете всё, но после.

Сейчас же стоит воспользоваться воспоминаниями Кадгара, того самого ученика мага, и сказать пару слов о Морроузе, видеть которого вы можете прямо здесь, в банкетном зале, на небольшом возвышении. Можно вспомнить и о кухарке, хоть дух её и покоится с миром и его не найти в здании.

Дворецкий Медива описывается как худощавый человек с явственными звериными чертами, делающими его похожим на хорька. Кадгар даже подумал, не превратил ли хозяин Башни какое-то животное в человека, чтобы оно прислуживало ему. И дворецкий, и кухарка были старыми людьми, хорошо выполнявшими свою работу, привыкшими ко всем странностям своего господина и не задававшими лишних вопросов. Морроуз всё время носил на глазах конские шоры, чтобы видения Каражана, уже в того время бродившие по комнатам, не докучали ему. Кастелян и кухарка, которую звали Кухарка, работали у Медива очень долго, до тех пор, пока маг окончательно не обезумел, убив свою немногочисленную прислугу. “Его глаза были широко открыты, но лицо осталось удивительно спокойным. Даже смерть, кажется, не смогла поразить старого кастеляна,”— так описывает увиденное Кадгар. Стоит добавить, что рядом с Башней есть могила, где похоронены Кухарка, Морроуз и Медив.

dungeon-moroes-full

Нынешний владетель Башни прервал смертный сон Морроуза и оживил его в качестве недружелюбной нежити. Дворецкий не рад нежданным гостям, и, по всей видимости, вам придётся… “убедить” его и четырёх дворян рядом с ним, что вас необходимо пропустить… Жаль, что кастелян никому больше не расскажет ни про Медива, ни про что-либо ещё.

Но пойдёмте дальше, на этом этаже есть ещё парочка комнат, которые могут быть интересны туристу.

Если вы пройдёте через бальный зал, то обнаружите лестницу, ведущую на второй его этаж. Верхний ярус танцевальной комнаты как бы обрамляет нижний, образуя два крыла. На левом крыле располагается дверь для слуг, запертая на замок и никак не поддающаяся открытию, и стоит тот самый лорд Чернодрев.

С балконов наверху открывается отличный вид на пиршественный зал.

Взгляните на мрачные колонны в этом и без того мрачном месте, вслушайтесь в отчётливый и грозный бой башенных часов.

Но не будем терять времени, свернём лучше в первый проход на правом крыле — гостевые покои. Стены украшают портреты: жутковатые и не очень, а комнаты заполнены женщинами, имевшими при жизни весьма… специфический род занятий.

Кстати, вызывает интерес, кто здесь мог пользоваться их услугами. Для рыцарей Братства Лошади это как-то неподобающе, Медив, по описаниям, был аскетичен и не опустился бы до этого. Вероятно, Башня существовала ещё до Братства и была неким дворцом, где проводились пиры, балы, театральные постановки, одну из которых вы вскоре увидите, и приезжие уединялись в гостевых комнатах с дамами лёгкого поведения.

Интересно, что если вступить в бой с призраками девушек, то поначалу они будут пытаться соблазнить вас, а затем превратятся в каких-нибудь чудовищ: демонов или нежить.

Вновь встречаются нам мертвецы, на сей раз пара скелетов лежит рядом на кровати. О трагической судьбе этих двоих нам поведают кинжал и фиал с ядом. Нет повести печальнее на свете…

В дальнем конце покоев стоит женщина титанических размеров —Благочестивая Дева, и она готова пожертвовать жизнь на борьбу с нечистым помыслами. Оставим её в одиночестве. Полагаем, вам ваши нечистые помыслы ещё пригодятся.

bosses-maiden-of-virtue-full

После бальных залов и гостевых покоев вам прямая дорога в театр. Нас встречает сцена, восторженная публика в предвкушении действа, колоссальный причудливый орган, ложи, фрески, огромная золочёная люстра под высоким потолком.

Музыка льётся из инструмента, наполняя душу глубочайшими чувствами. Вы, верно, будете восхищены, узнав, что играет сегодня сам Себастиан, знаменитый органист-виртуоз. Вы ведь слышали его чудесные фуги, не так ли?

Чтобы узнать какое представление дают этим вечером, пройдите за кулисы и найдите конферансье. Правда, вам могут помешать актеры, вовсю использующие реквизит и декорации в деле уничтожения вас. Мы же предупреждали вас, что стоит взять охрану перед отъездом в Каражан? Это вам не туристический поход по Мулгору.

А вот и конферансье, и он, кажется, подумал, что вы — актёр. Более того, он уверяет, что у вас непременно получится сыграть роль в сегодняшнем спектакле. Давайте поверим ему на слово.

В чём же вам предстоит участвовать? Может это будет история вечной любви Ромуло и Джулии или бабушкина сказка о маленьком гноме Красном Колпаке и страшном сером волке?

А вот и представление. “Сегодня мы измерим глубины человеческой души вместе с маленькой девочкой и её верными друзьями, которые помогают ей найти путь домой. Но её преследует злобная, старая карга,” — громогласно объявляет ведущий. Какая милая детская сказка! Но — вот беда! — актёры несколько подзабыли свои роли. Пугало пытается забрать ваши мозги прямо из головы, Нержавей и Рычун тоже хотят выдрать из вас сердце и храбрость, а девочка со своей собачкой просто хотят вас убить. Победив их, вы увидите злую ведьму, призывающую ураганы. Но фургончиков у вас нет, так что вряд ли она покажется вам страшным противником.

Acta est fabula! Зал сотрясают оглушительные апплодисменты. Отовсюду слышатся голоса: “Браво!”, восторженное улюлюканье. Никогда не думали быть актёром? Кажется у вас талант.

Так или иначе, путь вперёд открыт.

Библиотеки и их стражи.

Хорошая библиотека есть книжное отражение Вселенной.

По лестнице поднимаемся мы на средний уровень театральных балконов, куда нас конечно же попробуют не пустить духи зрителей — завсегадатаев этих зловещих постановок.

Один, второй, третий… призраки всё подбегают и подбегают. Видимо, сегодня — аншлаг. Лучше и нам пуститься наутёк, мимо лавок, где продают еду и напитки, мимо шкафов с книгами и картин, через всю громаду зала, наверх и обратно, подальше от театра…

Вроде оторвались, благо, бесплотные посетители сего культурного заведения бегают не очень быстро. Где же мы оказались?

Вы добрались до разрушенной части башни, где во мраке парят над полом привидения. Уже не те осколки прошлого, которых вы видели раньше, но бесформенные, в которых не угадаешь человека, фигуры.

Здесь находится второй вход в Башню, здесь же вы можете выйти и подышать свежим (относительно свежим, вы всё-таки на Перевале Мёртвого Ветра) воздухом на терассу, с которой ещё будет связан наш дальнейший путь. А пока вам следует взобраться ещё выше по скрипучим лестницам, что грозят развалиться прямо под ногами, но то ли их поддерживает магия, то ли опытность людей, которые строили Каражан.

Кстати, помните запертую дверь в бальном зале? Она вела сюда и открывается только отсюда.

Всё вверх и вверх поднимаемся мы по старым ступеням. Вокруг заметно посветелело из-за огромных пробоин в каменной коже Башни.

Добрались. Вот она – Галерея, через которую открывается путь к библиотеке, украшенная каменными изваяниями сов с горящими  зелёным пламенем глазами, извечных символов мудрости, и охраняемая неусыпными магическими хранителями вот уже много лет. Здесь всё сильнее чувствуется влияние Медива. Пройдём ещё немного по залу, к которому магия привлекла извне многочисленные волшебные аномалии, и мы наконец удовлетворим ваше любопытство насчёт великого чародея.

Всё в этих и последующих комнатах так хорошо сохранилось, во многом благодаря механическому Смотрителю ( Медив, как видно, был крайне изобретателен – кухарка по имени Кухарка, и смотритель по имени Смотритель. Странно, что Мороуз так и остался Мороузом, а не превратился в Дворецкого). А вот, собственно, и он. Только что гордо выхаживающий Смотритель заметил нас и бросился в погоню.  Но он ещё не ведает, что ему придётся нас пропустить…

1366268821_4

Вы вступаете в библиотеку – обширное хранилище десятков тысяч магических томов. Этот зал – лишь маленькая часть всей библиотеки, но и он представляет собой внушительное зрелище. Книг и костров, сложенных из них (вспоминается, Рей Брэдбери, мир его праху), здесь гораздо больше, нежели чем фантомных обитателей. Зато хватает механических стражей, патрулируюших зал вдоль и поперёк, пусть и не таких сильных, как Смотритель.

Выплески магии, произошедшие из-за изысканий Медива, привели к появлению здесь маноедов, полностью неуязвимых к любому волшебству. Их не возьмёт ни огонь, ни лёд, ни молния, ни тёмные заклятия, ни магия света, так что придётся просто стучать по ним посохами в надежде прибить гнусных тварей.

Пробираясь через толпы чародейских сущностей всех видов и мастей, вы также заметите книги, раскиданные повсюду (К слову, не помешает заглянуть в парочку; Вряд ли вы разберётесь в них, но если разберётесь, то вам может быть дарована великая сила… на некоторое время), а ещё магов и кудесников Аметистовой Цитадели, увлечённых открывшимися им тайными знаниями. Воистину, et gaudium et solatium in litteris.

Здесь наш путь опять начинают идти в гору. Мы переходим от башни к башне внутри Башни (простите, за сей каламбур) по мостикам, соединяющим их.

К сожалению, руку на знания, содержащиеся в древних томах, наложил не только Даларан, но и не слишком достойные читатели –  чернокнижники Сумеречного Молота со своими демонами. Они явно что-то разыскивают здесь.

За этим шкафом, оказавшимся потайной дверью, открывается длинный коридор, оканчивающийся комнатой, где прячется два мощных демона: козлоногий Терестиан Больное Копыто и щуплый Кил’рек – и множество мелких бесов.

Судя по магическим рунам на полу, они собираются принести кого-то в жертву. Не дайте же им этого сделать!

Расправившись здесь с демонами, перейдём к следующей башенной площадке и свернём налево. Остановимся передохнуть тут, у закрытой двери частной библиотеки. Устраивайтесь поудобней, ведь настала пора послушать про Эгвин, Драконью Охоту и Хранителей Тирисфаля. С них и начнём.

(Отсюда и далее используются тексты книг Азерота, таких как “Аратор и Тролльские Войны”, “Хранители Тирисфаля”, “Эгвин и Драконья Охота”, “Последний Хранитель” и некоторых других)

Когда Аратор, первое объединённое королевство людей, вступил в Тролльские Войны, помогая в том Кель’Таласу, между людьми и эльфами появился контакт, обмен знаниями и умениями. Магистры высших эльфов, выбрав сотню самых доблестных, способных и обладавших сильной воле людей, обучили их чародейскому искусству.

Эти волшебники всегда очень осторожно практиковали свою магию; но они передали свою силу и тайные знания новому поколению, не имевшему никакого представления об ужасах войны или необходимости самоконтроля. Эти юные маги начали практиковать магию для собственной пользы, а не ради исполнения долга перед своими сородичами.

В то время в Араторе был построен второй крупный город (первым был Стром) – Даларан, куда отправились маги нового поколения в надежде получить свободу использования заклинаний, сбежать от контроля Первой Сотни. Жители Даларана спокойно отнеслись к деятельности магов и создали бурную экономику под их защитой. Здесь следует заметить, что в Араторе города были наделены огромной самостоятельностью, являясь по сути городами-государствами, поэтому права Первой Сотни командовать молодыми магами здесь не действовали. С временем всё больше магов стягивалось в Даларан и город принял новый строй правления – “магократию ”, при в которой всем заправляли верховные чародеи. Но чем больше и больше магов практиковало свои искусства, тем больше ткань реальности вокруг Даларана слабела и рвалась.

Зловещие шпионы Пылающего Легиона, которые были изгнаны во время разрушения Источника Вечности, были привлечены обратно в мир неосторожными заклинаниями магов Даларана. Хотя эти относительно слабые демоны не проявляли себя в полной мере, они создавали довольно большую неразбериху и хаос на улицах Даларана. Большинство этих встреч с демонами были отдельными случаями, и правившие магократы делали все, что могли, чтобы хранить такие происшествия в тайне от народа. Самые могущественные маги были посланы на борьбу с неуловимыми демонами, но нередко они обнаруживали, что безнадежно уступают одиноким шпионам могучего Легиона.

Через несколько месяцев суеверные простолюдины начали подозревать, что их правители-волшебники от них что-то скрывали. Призывы к революции пронеслись по всем улицам Даларана, в то время как подозрительные горожане начали сомневаться в действиях и принципах магов, которыми они раньше восхищались. Высшие волшебники, опасаясь, что крестьяне поднимут бунт и что Стром может предпринять что-то против них, обратились к единственым, кто,  как они надеялись, их поймут, – к высшим эльфам с их магической жаждой.

Услыхав от магократов вести о действиях демонов в Даларане, эльфы немедленно послали своих самых могущественных волшебников к людям.

Эльфийские волшебники изучили течение энергии в Даларане и составили детальные отчеты о действиях демонов. Они заключили, что, хотя в мире пока не так много демонов, сам Легион будет по-прежнему представлять огромную угрозу, пока люди используют магию.

Совет Луносвета, правивший эльфами Кель’Таласа, заключил секретный пакт с владыками Даларана. Эльфы рассказали лордам-магам об истории Азшары, Источника Вечности и Пылающего Легиона. Они сообщили людям, что, пока те используют магию, им придется защищать своих граждан от коварных демонов. Даларанские архимаги предложили решение – дать отдельным смертным воинам огромную силу, чтобы они использовали ее для вечной тайной борьбы с Легионом. Они настаивали на том, чтобы большая часть человечества никогда не узнала о Хранителях или угрозе нападения Легиона, поскольку иначе воцарится ужас и хаос. Эльфы согласились с предложением и основали тайное общество, наблюдавшее за отбором Хранителей и помогавшее сдерживать демонический натиск.

Все, посвящённые в тайну, собирались в тенистых Тирисфальских лесах, где высшие эльфы впервые поселились в Лордероне, поэтому общество  было названо «Хранители Тирисфаля». Смертные поборники, избранные быть Хранителями, получали огромную силу эльфийской и людской магии. Хотя одновременно мог существовать только один такой поборник, Хранители были настолько могущественны, что могли и в одиночку расправиться со шпионами Легиона, где бы они их ни находили. Сила Хранителя была столь велика, что только Совет Тирисфаля мог отбирать достойных этого титула. Когда Хранитель становился слишком стар или уставал от этой тайной войны против хаоса, Совет выбирал нового защитника и при определенных условиях передавал силу старого Хранителя новому.

Проходили века, а Хранители всё защищали людей от невидимой угрозы Пылающего Легиона. Аратор рос и процветал, а использование магии распространилось по всей империи. Тем временем Хранители пристально наблюдали: не появится ли признаков активности демонов…

Прошли годы, за которые сменилось немало Хранителей. Одна из последних Хранителей того времени прославилась как могучая воительница, отважно противостоявшая тьме. Магна Эгвин, девушка из народа людей, заслужила одобрение Ордена и получила титул Хранителя. Эгвин была одной из пятерых учеников, которых обучал Хранитель Скавелл. Среди них она была единственной девочкой. Другие ученики не считали её серьёзным претендентом на пост Хранителя, тем не менее к концу первого года обучения только Эгвин получила возможность постигнуть древние знания свитков Мейтра, последней существующей на то время работой одного из могущественных высокорождённых, жившего около девяти тысяч лет до этого (необходимо учитывать то, что ни один маг не имел права даже читать эти свитки до тех пор, пока не стал достаточно зрелым).

Так или иначе Скавелл взял Эгвин в качестве будущего Хранителя. Хотя её напарники были против, Совет посчитал её лучшей. Эльфы Совета считали, что Эгвин преодолела на пути к титулу мага куда больше испытаний, чем другие ученики Скавелла, поэтому она была самой перспективной из них, а гном Эрбаг попрекнул мальчиков за их недовольство.  Когда Эгвин закончила обучение и получила силы Тирисфаля, она немедленно приступила к своим обязанностям. Одним из её первых испытаний было уничтожение демона Змодлора, который начал овладевать детьми в одной из школ. Эгвин немедленно явилась туда и изгнала демона до того, как детям был нанесён какой-либо серьёзный урон. Эрбаг и Релфтра сделали ей выговор за её действия — она примчалась на место злодеяния без каких-либо мыслей о планах Змодлора, чем могла подвергнуть дело под ещё больший риск. Эгвин ответила им тем, что не могла позволить детям страдать лишь из-за того, что Совет предпочитал менее радикальное решение проблемы.

Эгвин эффективно выслеживала и уничтожала демонов, но она очень часто подвергала сомнениям действия патриархального совета Тирисфаля. Она считала, что древние эльфы и люди-старейшины, возглавлявшие совет, были слишком непреклонны в своих решениях и не смотрели в будущее достаточно далеко, чтобы положить конец войне против хаоса. Раздраженная слишком долгими обсуждениями и дебатами, она жаждала показать своим завистникам и старшим по званию, на что она способна, и предпочла храбрость мудрости.

Власть Эгвин над космическими силами Тирисфаля росла. Через 500 лет (маги владеют заклинаниями, продлевающими жизнь на долгие годы, способности же Хранителя делают эти чары бесконечно сильными) она узнала, что на Нордсколе обитает несколько могущественных демонов. Отправившись на дальний север, Эгвин выследила демонов в горах. Там она обнаружила, что демоны охотились на драконов и вытягивали из древних существ их магическую силу. Могучие драконы, бежавшие от быстро распространявшихся по миру людей, обнаружили, что они не могут противостоять могуществу темной магии Легиона. Эгвин сразилась с демонами и с помощью благородных драконов победила их.

Но как только последний демон был изгнан из мира, ужасная буря разразилась на севере. Огромная тень из пепла и пыли появилась в небе над Нордсколом.

Саргерас, падший титан и повелитель Пылающего Легиона, явился перед Эгвин, горя адским пламенем. Он сказал юной Хранительнице, что время Тирисфаля истекло, и мир скоро падет перед натиском Легиона.

Гордая Эгвин, веря, что она сможет противостоять могучему титану, использовала все свои силы против воплощения Саргераса. С необыкновенной легкостью Эгвин уничтожила лорда демонов. Опасаясь, что дух Саргераса выжил, Эгвин сокрыла изуродованные останки в одном из древних дворцов Калимдора, затонувшего в море во время разрушения Источника Вечности.

cM8Dn

После этого исторического события Хранительница, по её собственным словам, стала несколько высокомерной и самонадеянной. Она почувствовала, что ей не нужно более считаться с Советом, потому что это она совершила невозможное, ей, а не Совету, удалось спасти все миры от Саргераса.

Почти девятьсот лет продолжала Магна охранять мир от приспешников Легиона. Но в конце концов Совет Тирисфаля объявил, что время ее службы подошло к концу. Совет приказал Эгвин вернуться в Даларан, чтобы они могли избрать нового носителя силы Хранителя. Но Эгвин, в своей гордыне, решила сама выбрать преемника.

Эгвин захотела родить сына, которому она передаст свою силу. Она не желала, чтобы Тирисфальский орден манипулировал ее преемником так же, как они пытались манипулировать ей. Отправившись в южное государство Азерот, Эгвин нашла идеального мужчину, который мог бы стать отцом ее сына — искусного человека-мага по имени Нилас Аран.

Аран был придворным чародеем и советником короля Азерота. Эгвин соблазнила волшебника и забеременела от него. Сразу после этого, Магна бросила свою любовника, которого на деле никогда и не любила, и скрылась. Еще не рожденное дитя получило природную способность к магии, что позже определит трагическую судьбу этого ребенка. Ребенок также приобрёл силу Тирисфаля, хотя она не проявилась до того, как он стал совершеннолетним.

Прошло время, и Эгвин родила сына в укромном сокрытом месте. Назвав его Медивом, что означало «Хранитель секретов» на языке высших эльфов, Эгвин верила, что мальчик будет готов к тому, чтобы стать Хранителем.

Уверенная в том, что ее дитя здорово и невредимо, Эгвин отправила юного Медива ко двору Азерота и оставила его там, чтобы его взрастил его смертный отец и его народ. Хранительница сокрыла от него знания Тирисфаля, чтобы поведать их, когда он станет взрослым. Сама же она ушла в глушь, в неизвестные места.

Уже будучи подростком, Медив заработал себе популярность среди жителей Азерота своими выдающимися магическими способностями и часто отправлялся на поиски приключений вместе со своими друзьями — принцем Азерота Ллейном и Андуином Лотаром, одним из последних сыновей рода Арати. Трое мальчишек постоянно попадали в переделки, но горожане их очень любили. Когда Медиву было четырнадцать, в нем проснулась великая сила – сила Тирисфаля, оказавшаяся слишком большой для того, чтобы владеть ей без последствий. Как результат, волна магической энергии изошла из Медива, убила бедного Ниласа и повергла сына Эгвин в долгую кому.

bosses-shade-of-aran-full

Однако, мы заговорились, а время идёт. Час для продолжения рассказа ещё наступит, а сейчас войдёмте в кованые двери, что перед нами.

За ними вы увидите призрак – кого бы вы думали? – самого Ниласа Арана, про которого мы недавно вели беседу. Наш долг – упокоить дух мага, измученный тем, что не может найти покоя вот уже шестьдесят лет. К бою!

Перед смертью дух радуется тому, что его кошмар наконец-то подошёл к концу. Вы старались не зря. Sit tibi terra levis, старый Аран…

Что ж, кажется, свершено уже слишком много благих дел для одной главы. Не находите?

Эндшпиль в затерянном мире.

Лошадью ходи!

Мы поднимаемся всё выше и выше. Далеко внизу остался главный зал Библиотеки. Всё ближе мы к парящим в пустоте обломкам Башни…

На верхнем ярусе библиотеки обосновались ещё одни гости, привлечённые прекрасной литературой, — грабители-эфириалы. Они, мягко говоря, не очень дружелюбны, но один из них после согласится с нами поторговать и отремонтировать пострадавшие в напряжённых боях доспехи.

Здесь путь раздваивается и перед нами открываются проходы наверх и вниз. Выберем левую арку, чтобы попасть в Обсерваторию Медива.

Исполинский телескоп неусыпно наблюдает за на ночным небом, а под куполом планетария то и дело проносятся падающие звёзды.

Тут Медив занимался изучением и экспериментами по выведению драконов, с которым маг состоял в особых отношениях (скоро узнаете, о чём это мы). Здесь даже по полотняным гобеленам на стенах можно узнать много нового. Например, знали ли вы, что в нашей звёздной системе три планеты, орбиты которых образуют фигиру, напоминающую глаз?

А вот и дракон, вальяжно совершающий торжественный обход вокруг телескопа,  — Гнев Пустоты, а точнее лишь тень его былого. Но и тень такого могущественного создания, как дракон, может быть опасна. Так что лучше вам его не трогать.

Раз уж речь у нас зашла о драконах вернёмся к месту, где мы можем встретить ещё одного, а именно к Террасе Мастера.

Когда Медив начал использовать своё волшебство без всякой оглядки на последствия, синие драконы, следящие за потоками магии в Азероте, отправили гонца из числа себе подобных — древнего синего драгона Арканогоса. Он, прилетев в Каражан, на эту самую террасу, предупредил чародея о последствиях его безрассудных действий и о печальном будущем, которое ожидает мир, если Медив не покинет Башню. В ответ маг обвинил дракона в неслыханной дерзости — приходить в чужой дом и требовать убираться оттуда — и произнес слабенькое заклятие, пославшее огненную стрелу в морду дракона, так, чтобы отогнать его, ничего более. Арканогос отразил стрелу и вот это уже окончательно взбесило колдуна. Он собрал все свои огромные силы и произнёс ужасное проклятие. Синий дракон загорелся изнутри и вскоре от него остался лишь безумное озлобленное существо — скелет, живой, подобно некромантским ледяным змеям,  вечно терзаемый адскими муками, и имя ему было Ночная Погибель.

Но какие-то храбрецы убили чудовище, и теперь чтобы сразиться с ним есть только один путь — выполнить поручения магов Даларана у дверей шпиля, которые они дают лишь уважаемым ими героям. Тогда вы сможете вызвать порождение тёмной магии Медива и померяться с ним силами.

Возвратимся к развилке, что встретилась нам за комнатой с эфириалами, и на сей раз препочтём спуск подъёму.

Мы очутились в Игровом зале, отделяющем нас от вершины Башни.  Здесь на шахматной доске стоят фигуры. Олицетворяющий события Первой Войны. Люди против Орков. Король Ллейн против Вождя Чернорука. Пехота, конница, демоны, элементали… Каждый из них – шахматная фигура.

А это кто? Неужто сам Медив!.. К сожалению, нет, это всего лишь его далёкое Эхо, но сходство просто поразительное.

Оно хочет чтобы мы сыграли с ним парию в шахматы. Предупреждаем: Эхо злостно жульничает! Но без победы дверь оно нам не откроет. Придётся вам сыграть.

Процесс отличается от обычной шахматной баталии: все фигуры ходят одновременно, используют ограниченный набор способностей, не ставят ни шах, ни мат и не съедают фигуры оппонента, а убивают их. Условие победы – убийство короля противника. Жаль, что у нас нет Гароны, которая бы сделала за нас грязную работу. (Если кто-то из вас не понял о чём мы, не беспокойтесь, ведь скоро вы всё узнаете.)

Ллейн падает наземь. Зал освещается ярким светом, пол и стены содрогаются, будто в конвульсиях. Двери теперь открыты и вы можете пройти дальше.

Вот мы и дошли до самого конца. Но перед тем, как встретиться лицом к лицу со злом, управляющим Башней, заглянем в опочивальню Медива.

Тут Медив ел, спал, читал и писал книги, проводил магические эксперименты.

Да уж, что бы ни рассказывали про неприхотливость волшебника, покои у него роскошны. Особенно эта кровать. Никто же не расстроится, если вы на неё сядете? Здесь рассказывать про великих магов гораздо удобнее. Помнится, мы остановились на магической коме…

Вернувшись к жизни, Медив обнаружил, что уже повзрослел (причём его внешность изменилась так, что в свои тридцать-шесть он выглядел на все пятьдесят), а его друзья Ллейн и Андуин стали не последними людьми Азерота, королём и главой Братства Лошади, соответственно. Он желал использовать обретенные силы на благо своей родной земли, но…

Вёрнемся далеко назад, к битве Эгвин с Саргерасом. Помните, что она заметила странную лёгкость победы над самим падшим титаном? Дело в том, что то был план Саргераса. Он лишь сбросил с себя плотскую оболочку, как змея сбрасывает кожу, но дух его, целый и невредимый, попал внутрь Эгвин, а через неё – в Медива.

Злой дух Саргераса медленно овладевал разумом мага и направлял его на путь злодеяний. Сердце Медива заполняла тьма, и Саргерас был доволен: почти все было готово для его повторного вторжения в этот мир, а последний Страж должен был помочь ему с легкостью осуществить все свои планы.

Мы мало знаем об этом периоде в жизни волшебника, лишь то, что поселился он в Каражане с Мороузом и Кухаркой, да то что в те дни он изменил Атиеш, древний посох Хранителей Тирисфаля, сделав его средоточием абсолютной силы.

Заметим, что когда мальчик впадает в магическую кому на с лишком 20 лет, вдобавок убивая при этом человека, находившегося рядом, это, мягко говоря,  не может не привлечь внимание Кирин Тора, верховного совета чародеев Даларана. Для наблюдения за Медивом и защиты общества от него, а вернее будет сказать для шпионажа и попытки перенять силы, данные Медиву, для своих целей, ими была создана особая группировка Аметистовое Око, представителей которой можно и по сей день встретить у Башни.

Лет десять Аметистовая Цитадель засылала к Медиву учеников (отчасти, чтобы использовать их в качестве шпионов), но все они долго не протягивали в Башне. То выгоняли их кошмарные видения, то странности учителя. Пока не появился Кадгар. И учитель, и ученик быстро прониклись друг к другу симатией и глубоким уважением. Естественно, “шпион” не стал шпионить за магом.

Поначалу Кадгар считал, что Медив – добрый, старый, слегка эксцентричный волшебник. Но по прошествии времени юноша начал подозревать что-то. Он узнал, что его учитель на самом деле Хранитель Тирисфаля, наделённый силой, чтобы сражаться с Пылающим Легионом.

Но проницательный Кадгар ощущал, что это не все тайны мага, что что-то не в порядке с его учителем.

Эмиссар орков, Гарона, прибыла в Башню в те дни.

В первое время Кадгар был в ярости от ее присутствия, но Маг потребовал от своего ученика относиться к Гароне с уважением. Настоящее доверие возникло между ними, когда странный демон появился в библиотеке большой башни, и им пришлось объединить свои силы, чтобы справиться с этим созданием. Гарона и Кадгар постоянно критиковали расы друг друга, защищая свои собственные. Со временем Гарона упомянула Кадгару, что орки прибыли в Азерот через врата, известные как Темный Портал.

Гарона, ко всему прочему, начала уважать Медива, и это чувство заставило ее сомневаться в своей истинной приверженности и лояльности. Как она заявила, «старик» рассказал ей все, что бы она ни потребовала, даже несмотря на то, что он знал о ее шпионской деятельности, и поэтому Гарона не была уверена в том, что смогла бы его предать. Она даже почувствовала, что эта доверительная связь сделала ее более «человечной» и, ей казалось, что Медив мечтал привнести в этот мир что-то хорошее.

У  Гароны и Медива возникли чувства друг к другу. Роман волшебника и эмиссара привёл к тому, что Гарона забеременела  от Медива.

Из-за странного поведения Медива Кадгар и Гарона сочли необходимым провести расследование и выявить какую-либо связь между внезапным прибытием орков и состоянием Мага. Используя заклинание, которое позволило видеть прошлое, Кадгар и Гарона обнаружили, что Медив, по сути, и был тем человеком, который привел орков в Азерот, раскрыв тем самым его планы убийств и обмана. Это потрясло Гарону до глубины души, и хотя сначала она подумала, что это «осечка» заклинания, в итоге ей стало ясно, что именно Медив был тем, кто открыл портал для орков. После короткого боя с Медивом, во время которого Кадгар использовал свои способности, чтобы вызвать видение Эгвин и тем самым отвлек Мага, двое бежали и добрались до (бывшего) Королевства Азерот.

Кстати, сам Эгвин, а не её видение тоже появлялся в Башне.

Эгвин долгое время пристально наблюдала за сыном и вскоре заподозрила неладное в его действиях. Её подозрения подтвердились, когда она увидела, что Медив заключил союз с Пылающим Легионом и привёл орков в Азерот.

Эгвин встретилась с сыном, чтобы попытаться повернуть его от его хаотических деяний к тем, для которых он, по её мнению, был предназначен. Когда же он отказался, она попыталась с ним сразиться, но, так как Хранительница отдала сыну все свои силы задолго до этого, Медив быстро её победил. После битвы он открыл ей всё.

Тем не менее, Медив не убил Эгвин. Он оставил её в Каражане, но та, использовав остатки своих сил, телепортировалась из башни. В отчаянной попытке рассказать миру о истинной природе своего сына, Эгвин поведала всю правду королю Ллейну. Она сказала ему, что именно Медив стоял за вторжением орков в Азерот, и что Медива надо остановить.

К тому времени война уже рагорелась ярким пламенем. Король Ллейн, убежденный в том, что звероподобные орки не в состоянии завоевать Азерот, упрямо отказывался покидать столицу Штормграда; Лотар же был уверен, что бой следует перенести на территорию, занятую противником, так что ему пришлось выбирать между своими убеждениями и верностью королю.

Лотар решил последовать своим инстинктам и, заручившись поддержкой Кадгара и Гароны, которой было невыносимо тяжело принимать участие в убийстве своего возлюбленного, но она понимала необходимость этого шага, пошел на штурм крепости волшебника — Каражана.

 Попав в башню, они обнаружили слуг мёртвыми, а самого Медива нигде не было видно. Кто-то нашёл проход в катакомбы под Каражаном (вероятно, та самая зеркальная Башня), бывшие свидетелями чудовищных изысканий Саргераса-Медива. Героям удалось победить Хранителя, которого они считали причиной всей войны. Убив тело Медива, Гарона, Лотар и юный Кадгар, сами того не зная, изгнали дух Саргераса в бездну. А праведный дух Медива остался жив, скитаясь по астральному миру.

Кадгар стал жертвой заклинания, превратившего его тело в дряхлое стариковское (подобно Медиву после его двадцатилетнего сна, но даже в большей степени). Он в свои семнадцать выглядел на все восемьдесят. Похоронив учителя, Мороуза и Кухарку, юный старик отправился на войну. Во Второй Войне, как член Сынов Лотара, он вошёл за Тёмный Портал и сейчас его можно встретить в Шаттрате. Кадгар хранит память о Медиве, каким он был когда побеждал Саргераса в себе, и крайне не одобряет действия Аметистового Ока.

Лотар прослыл героем Первой, а затем и Второй войны, в которой он погиб с доблестью и честью. Несколько великих героев Альянса, друживших с рыцарем, назвали себя Сыны Лотара в его память. Сыны Лотара закрыли Тёмный Портал со стороны Запределья на годы, заперев себя в негостеприимном мире.

Вскоре после этого Гарона стала доверенным лицом короля Ллейна. Она сообщила королю Ллейну о внутренних делах Орды и о том, как он может использовать это в своих интересах. Но ещё при рождении Гул’дан вторгся в разум Гароны и мог контролировать её, когда того пожелает, в остальное же время Полуорчиха (Гарона являлась дочерью дренейки, “спаренной” чернокнижником с орком) была подвластна самой себе. Находившийся в то время в глубокой коме из-за того, что при смерти Медива мысленный контакт колдунов не был разорван, Гул’дан всё-таки смог ментально подействовать на Гарону и заставить её убить короля людей. Сын Ллейна — принц Вариан, — оказался свидетелем этого убийства, но даже в годы своей взрослой жизни так и не понял, почему по лицу Гароны в момент преступления текли слезы.

После победы над Эгвин Медив решил не убивать мать, но отнял у той практически всю её магию. Но он не смог отнять у неё заклинания, направленные против старения. Эгвин смогла использовать их и телепортировалась на Калимдор, неподалёку от Мулгора. На холмах около Кабестана она построила домик и вырастила сад. Она хотела прожить остаток своей жизни в одиночестве.

Тем не менее, магия бывшей Хранительницы была достаточно эффективна. Когда Медив умер, у Эгвин появился план — она начала копить свои силы, пока их не стало достаточно, чтобы воскресить Последнего Хранителя. На это ушёл 21 год, а воскрешение Медива чуть не стоило ей жизни. Тем не менее, Медив вернулся и все мы знаем, какую роль в Третьей Войне он сыграл, исправляя ошибки давних дней.

После его исчезновения Эгвин вновь вернулась к одиночеству, но это одиночество вскоре прервала Джайна Праудмур, зашедшая по совершенно житейскому вопросу: надо было перегнать стадо громовых ящериц, а  самый короткий путь – через сад Эгвин. Вскоре после прихода Джайны женщины поняли, что их запечатала в доме Эгвин чья-то магия, а именно магия Змодлора. После побега Джайна, Эгвин и Лорена, полковник армии Джайны, обнаружили Змодлора, который вернулся в Азерот и начал работу над развязкой войны между Дуротаром и Терамором. Троица встретилась с демоном, но Джайну победили его колдуны. В последней отчаянной попытке выполнить свои обязанности как Хранителя, Эгвин отдала Джайне свой последний источник магии: свою собственную жизнь.

Тем не менее, Эгвин выжила вновь. Бывшая Хранительница, которая, согласно медикам Терамора, имела «эльфийскую выносливость», стала камергером и советником Джайны, получив другое имя, дабы избежать нежеланных гостей.

Эгвин помогла Джайне в возвращении королю Вариану воспоминаний и помогла гладиатору-эльфу крови Валире в победе над её жаждой магии. Вскоре она встретила сына знакомой ей Гароны, Мед’ана, который был невероятно похож на её собственного сына. Приняв во внимание то, что от Мед’ана исходила мощная аура, подобная ауре Медива, Эгвин могла предположить лишь то, что Мед’ан — её внук. Этот факт дал ей новую надежду на очищение от её деяний, которые повлияли как на Медива, так и на Азерот.

Эгвин долго думала, стоит ли говорить Мед’ану, как она и её сын с ним связаны, но в конце концов посчитала, что желание открыть себя в качестве его бабушки исходит от её эгоистичной стороны. Так как её самонадеянность убила её сына и принесла миру только несчастья, она решила, что лучше будет поступить так, как будет лучше для самого Мед’ана, так как его будущее было слишком важно.

Эгвин— одна из основателей Нового Совета Тирисфаля, созданного для сопротивления культу Сумеречного Молота. Туда также входит Мед’ан и Гарона.

В последней битве между Новым Советом и Чо’галлом бывшая Хранительница пожертвовала собой, чтобы дать внуку силы, необходимые для победы над огром. Она была похоронена в наделе Моргана у Каражана, рядом с сыном.

Так заканчивается история двух последних Хранителей Тирисфаля. Но вполне вероятно, что ,неизвестно куда исчезнувший, Медив, или его сын ещё проявят себя в ближайшем будущем…

Последняя лестница Башни лежит на нашем пути. Вот и вершина.

bosses-prince-malchezaar-full

Среди мрака до сих пор летает кругами верный грифон мага, точнее, то что осталось от несчастного существа. Впереди последний рубеж – Пустомарь, место, где Башня соединяется с странным миром каменистых островов, кружащих в пустоте. Кстати, из Пустомари вы можете увидеть Башню почти целиком, что вероятно подтверждает гипотезу о двойнике Каражана в параллельном мире.

А вот и демонический властелин Каражана. Принц-эредар по имени Малчезар присвоил Башню себе. Он заметил вас и готов напасть.

Легионы огненных абисаллов Пустомари подчиняются воле Принца. Они падают с небес, неся огонь, серу и смерть вргагам могучего эредара. Но как бы ни был силён демон, вы сильнее. Малчезар пал, и с его погибелью Башня освободится от проклятия. Sic semper tyrannis!

Но истинный хозяин — Медив сюда уже никогда не вернётся, так что будет она и дальше одиноко стоять в серой мгле, хранилище тайн и опасностей, красивая и смертельная Тёмная Башня – Каражан…

You may also like...

2 Responses

  1. Серпентий:

    Прекрасное изложение истории Каражана и его «жителей». Благодарю.

  2. Майган:

    Так и слышу слова гида) Очень плавные переходы между частями рассказа. Спасибо)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>