Путевые заметки в Пандарии. Ч.1.

Ну что, вот и началось продолжение путевых заметок Дубобора. Это цикл не связанных между собой логикой повествования миниатюр о приключениях одного таурена.

Тропинка невесело плелась по влажным джунглям, утопая в зелени и в проливных дождях. Серая хмарь заволокла не только небо, но и воздух, — более печальный пейзаж трудно было представить. Деревня встретила таурена гробовым молчанием. Случайные прохожие апатично ходили по улицам, бессмысленно таращась в небо. Кен-Кен нашелся недалеко от дома старосты деревни. Живое лицо хозена резко контрастировало с выражением местных жителей. Дубобор так обрадовался, что был готов расцеловать эту мартышечью морду. Таурен уже и сам начинал проникаться тоской, которая витала в воздухе.

Расставшись с охватившим его безразличием, Дубобор подошел к хозену и поинтересовался обстановкой. Картина получилась безрадостной. Вся деревня находилась в плену Ша, которые полностью лишили жителей воли. Лишь староста деревни еще как-то могла сопротивляться упадническим настроениям, так что она осталась единственным пандареном, с помощью которого можно было помочь деревне.

 

Дубобор привычным и отработанным движением улыбнулся, входя в домик старосты. Именно эта улыбка и позволяла доверять свои тайны странному таурену, который за символическую плату, а иногда и просто за красивые глаза, бросался решать чужие проблемы. После короткой беседы было установлено, что молодой пандарен отправился в направлении крутого обрыва с отрешенным видом. Не теряя ни минуты, Дубобор отправился в ту сторону, и не прошло и получаса, как он обнаружил безвольно лежащего под камнем довольно упитанного пандарена. Усы на его морде понуро обвисли, кисточки на ушах вяло подергивались, глаза грустно смотрели на подходящего друида. 

— Печалимся? – кратко осведомился Дубобор у пандарена.

— Вся наша жизнь череда страданий и непрекращающаяся скорбь, — растягивая слова, ответил юноша.

— И чем же ты исстрадался-то, болезный? – грозно осведомился друид.

— Ну как… ну это… — не нашелся сразу с ответом пандарен. — А, вот, девушки у меня нет. А еще староста притесняет, всё о каких-то высоких обязанностях твердит. Философией какой-то грузит. А мои мысли и чувства как же? Никто-то меня не понимает, никому не нужен….

Дубобор уже устал от джунглей, его постоянно донимали мелкие насекомые, жара, духота и постные морды аборигенов. Поэтому не будем судить его строго за мальчишеский поступок. Волшебный пинок в один момент прекратил словоизлияние пандарена, и тот покатился по направлению к деревне. Вид перекатывающегося с боку на бок пандарена был настолько уморителен, что друид не смог сдержать улыбки. Натренировавшийся на сусликах Дубобор с веселым смехом гнал этот живой мячик, ему вспомнились детские годы и маленькое поле возле дома, где можно было погонять с соседскими ребятами в разные игры. Путь назад занял вдвое меньше времени, и вскоре у дверей домика старосты наша странная процессия остановилась. Вид у пандарена был немножко помятый, но усы яростно топорщились, взгляд горел огнем, а кисточки на ушах дрожали в бессильной ярости.

Оставив юношу на улице переживать о мировой несправедливости и пыльном костюме, Дубобор зашел к старосте деревни.

— Вот, примите заблудшую душу, — весело отрапортовал он. — Сейчас вы можете не волноваться о состоянии духа молодого пандарена. Его злости на меня хватит не на один день, так что грустить он физически не сможет. В случае рецидива психологическая служба помощи имени волшебного пенделя к вашим услугам.

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>