Железо и золото

Глава 1. Железо.

Когда-то он восхищался этим городом и полюбил его всем сердцем. Потом – возненавидел, как и все, что оставил в Азероте. Сейчас Гаррош ехал по Оргриммару – и не узнавал его. Город больше не принадлежал его сородичам, не принадлежал Орде – он стал одним из трофеев Империи троллей. Оргриммар почти не разрушили и перестраивать не стали – просто завернули в цветастые тряпки и небрежно отбросили в сторону, не найдя применения. Он выглядел пустым: на глаза попадались лишь редкие стражники, и Гаррош сомневался в том, что кто-то из троллей здесь живет. Адский Крик видел, как оглядываются по сторонам его воины, и понимал, что им, рожденным и выросшим в Дреноре, не по нраву это место. Догадывался, как сложно им представить Оргриммар в расцвете его славы. Гаррош и сам почти не помнил. Чужим стал даже запах: вместо сухой травы, железа и дыма — застоялая вода и приторно-сладкие благовония. Они ехали следом за тремя троллями на ящерах, еще трое замыкали их процессию. Гаррош не слишком различал племена, но зандалара в командующем определили сразу. Как и двух – или трех? — выходцев из Черного Копья. Лица троллей скрывали искусные маски, а одеты они были, по мнению Адского Крика, слишком богато и торжественно для простых сопровождающих.

Гаррош понимал, что за годы его отсутствия в Азероте многое может измениться. Но всерьез никогда не задумывался – насколько. Он ждал, что увидит почти то же, что и оставил: Орду и Альянс в их ведущейся с переменным успехом войне или очередном шатком перемирии. И, когда Железная Орда прошла сквозь портал, когда они укрепили позицию вокруг него и начали приходить первые сообщения от шпионов и разведчиков – Гаррош отказывался верить своим ушам.

От Орды остались только воспоминания. Она пала не от руки врага: новый ее вождь ударил не в спину даже – в сердце. Через несколько месяцев после суда над Адским Криком и его исчезновения, Вол’Джин распахнул ворота Оргриммара армии зандаларов. Черное Копье встало рядом с ними, и по едва успевшим просохнуть улицам кровь снова пролилась рекой. Орки, которых и так немного осталось после осады, сражались за свой дом до последнего, но силы были неравны. Таурены, растерянные и сбитые с толку, отступили без боя, укрывшись за стеной Мулгора. Говорят, Бейн просил помощи у Риннов, но неизвестно – дошло ли до Восточных Королевств хоть одно послание. Нечего и говорить, что ни отрекшиеся, ни эльфы крови не приняли участие в конфликте. Последних едва ли сильно расстроила развязка столкновения на Калимдоре, скорее стала последним аргументом в пользу смены союзников. Едва над Оргриммаром были подняты знамена Империи, Лор’Темар начал переговоры с Варианом Ринном, которые закончились тем, что объединенные их силы почти очистили Восточные Королевства от нежити. Земли Лордерона вернулись людям. В то же время единственной силой на Калимдоре осталась Империя: ночные эльфы уступили давнему врагу. Тролли сделали то, чего не удавалось до этого Орде: завоевали Ясеневый лес.

— Кажется, вместо двух врагов нам достался один, — ухмыльнулся Вождь, когда они выслушали доклады.

Гаррош молчал: это был уже не тот мир, который он знал. Судя по всему, Альянс, окрыленный победами в Восточных Королевствах, не воспринимал угрозу Империии всерьез: ну, тролли, сколько раз уже… Но Адский Крик чуял: на этот раз все иначе. И почти не удивился, когда прибыл посол от короля Растахана – через Тернистую Долину, порт которой теперь был под контролем троллей. Не удивился даже, когда узнал, чьим именем подписан свиток.

— Стоит ли нам их выслушать? – спросил Вождь, зачитав предложение лидерам кланов. – Стоит ли тратить время на дорогу до Калимдора и переговоры?

— Я буду говорить с ним, — сказал Гаррош.

— Разве он не пытался тебя убить? – хмыкнул Килрогг.

— Нет, — оскалился Адский Крик, — это я пытался его убить. А он даже не попробовал.

Вождь не возражал. И после двух дней морского пути на быстроходном тролльем судне – своих в Азероте у Железной Орды еще не было – Гаррош с двумя десятками воинов ступил в рыжую пыль Дуротара. Орки скалились в усмешках, слыша названия этой земли и города, зато над именем крепости посреди Оргриммара они не смеялись.
Тролли остановили своих ящеров прямо перед входом в крепость, чьи стены теперь был убраны фиолетовой и желтой тканью, будто пытающейся прикрыть грубо обтесанные бревна. Гаррош заметил, как в одном месте ткань пропорол железный шип, и почувствовал смутный укол удовольствия.

— Советник ожидает вас, — сказал командующий с сильным акцентом – Гаррош скорее угадал, чем разобрал.

Адский Крик не удивился, если бы эти три слова оказались единственными, которые зандалар знал из орочьего языка. Гаррош спешился, и к нему тут же шагнул один из сопровождающих, чтобы забрать поводья. Волк негромко заворчал на чужака, но смолк под рукой хозяина, опустившейся не его мохнатый загривок. Зандалар простер к входу трехпалую ладонь, и Адский Крик понял, что им предлагается войти самим. Что ж, здесь ему заблудиться было негде.

tumblr_naketqEqmi1qgq7tvo2_500

Под высоким потолком крепости глухо, привычно отозвались звуки их шагов. И еще за секунду до того, как свернуть в главный зал, Гаррош услышал речь кого-то из троллей на их языке. Он различил слово «Орда» и название своего клана: помнил еще, как кто-то из Черного Копья говорил это. По всей видимости, его представляли, но тролль резко – будто вовсе и не говорил – замолчал еще до того, как произнес имя. Похоже, его прервали. Когда орки переступили порог и остановились, пропуская своего полководца вперед, зазвучал другой голос, и ясно было, что говорящий куда как более привычен к чужому языку.

— Приветствую тебя Гаррош, сын Грома.

Адский Крик успел пройти почти до середины зала и резко остановился, услышав обращенные к нему слова. Он не заметил ни изменившейся осанки Вол’джина – тролль стоял почти так же прямо, как остальные зандалары – ни странного, богатого наряда, ни тяжелых украшений. Все это Гаррош увидит и отметит на несколько минут позже. Неважно, кем Вол’джин был теперь, неважно, кем теперь был он сам. Будто не было четырех этих лет. Друг перед другом стояли Вождь Орды – не собирающийся останавливаться ни перед чем, ради нее – и предводитель племени Черного Копья – ничего более этого не желающий.

Орк понимал, что ему следует ответить на приветствие, но знал, что если сейчас откроет рот – не сможет высказать ничего, кроме обвинений. Не лучшее начало переговоров. Поэтому Адский Крик стиснул клыки, с трудом сдерживаясь, чтоб не стиснуть и кулаки – понимал, как пристально на него смотрят стражники за спиной Вол’джина. Сам тролль тоже не спешил продолжать разговор – ждал ответа. Он смотрел Гаррошу прямо в глаза, не отводя взгляда, но без вызова.
Кажется, они молчали слишком долго и слишком красноречиво. Гаррош спиной почуял едва уловимое движение: кто-то из его воинов положил ладонь на рукоять топора. Другой. Третий.

— Тихо, — рыкнул орк через плечо.

Тролли не потянулись к оружию, будто даже не пошевелились, но перетекли ближе, выступив из скрытых тенями ниш. Вол’джин поднял ладонь, и зандалары замерли на месте статуями, инкрустированными камнями и золотом истуканами.

— Я думаю, нам стоит поговорить без свидетелей, Адский Крик, — задумчиво произнес тролль, наклонив на бок голову и по-прежнему не отводя взгляда.

В другое время такое предложение показалось бы Гаррошу смешным, но сейчас оно выглядело разумным. Если они с Вол’джином не вцепятся друг другу в глотки, это могут сделать их сопровождающие. Не из несдержанности: слишком густо пахло в воздухе угрозой, как кровью над полем битвы. Гаррош кивнул и повернулся к оркам. Они смотрели на него хмуро: никто не хотел оставлять его здесь одного, хотя каждый – Гаррош был уверен – безоговорочно верил, что их полководец с легкостью превзойдет тролля. Если, конечно, поединок будет честным.

— Ждите у входа, — произнес Адский Крик. – Никто из вас не возьмется за оружие первым.

Орки дружно отдали честь, и вышли, отбив ритм коваными сапогами по деревянным доскам. Знамена, что они несли – Песни Войны и Железной Орды – оставили внутри, прислонив по обе стороны от выхода. Следом за ними вышли тролли: тоже без единого возражения на приказ Вол’лджина. Впрочем, Гаррошу оставалось только догадываться, что сказал тролль: он говорил на зандали. «Возможно, мне еще придется выучить этот язык», — подумал орк, снова оборачиваясь. Темный охотник будто чуть сгорбился, и теперь больше напоминал Гаррошу того Вол’джина, которого он когда-то знал. Гаррош оглянулся по сторонам – в первый раз, с тех пор как переступил порог крепости. И только сейчас понял, как здесь жарко: ярко горели два ряда жаровен – широких железных чаш на низких позолоченных опорах, украшенных изысканной чеканкой. Орк прошел мимо Вол’джина, ему за спину, к трону. Его зандалары не тронули – даже не бросили на него какую-нибудь цветастую тряпку, да и не пользовались, похоже. «Не по размеру», — хмыкнул про себя Гаррош, касаясь ладонью изогнутого костяного бока. Орк расстегнул свой тяжелый меховой плащ и сбросил его на сидение, звякнув железом подвесок.

— Значит, ты все-таки присвоил себе этот город? – спросил Адский Крик.

— Это одна из ставок Империи на Калимдоре, — полуобернувшись, ответил Вол’джин. – Другим военачальникам не слишком нравится ваша… архитектура.

— А ты, выходит, неприхотливый? – оскалился Гаррош, поворачиваясь.

— А я здесь уже жил.

Гаррош замолчал. С тех пор как он вошел в крепость, ему хотелось схватить тролля за воротник, сорвать с клыка раздражающе блестящую подвеску, стукнуть затылком о стенку и задать единственный вопрос: «Зачем?». Во рту было горько: в этом городе заныла рана, от которой, он думал, остался только шрам. Не шрам оказался – короста, под которой скопилось достаточно гноя. И каждым своим словом орк будто запускал нож под эту коросту, отскребал ее от своего нутра в попытке вычистить остатки того, из-за чего рана еще болела.

— Военачальник, значит, — Адский Крик смерил тролля взглядом с нескрываемой насмешкой.

Маска на лице, которую тот всегда малевал белой краской, теперь тускло светилась бронзой в отблесках огня. На Вол’джине был многоярусный килт из слоев лилового и темно-зеленого бархата, казавшийся в полумраке почти черным. На тяжелом тисненом поясе из какой-то очень толстой кожи, инкрустированной камнями, висел небольшой кинжал. Ритуальный, насколько мог понять Гаррош – к тому же за спиной тролля виднелась его глефа. Вместо перевязи с наплечем – широкий воротник-ожерелье из камней и медных и золотых пластин. Это было как-то по-людски — все эти наряды и украшения – как у придворных.

— И советник короля, — ответил тролль, будто прочитав его мысли.

Он шагнул ближе, и Адскому Крику пришлось поднять голову, чтобы продолжать смотреть собеседнику в глаза.

— Я здесь по его приказу, — продолжил тем временем Вол’джин. – Империя желает говорить с Железной Ордой.

Темный охотник произнес это подчеркнуто равнодушно, будто бы ему вовсе было плевать, кто стоит напротив него. Гаррош повел плечами, отгоняя от себя злость. Тролль напоминал ему, зачем они здесь – и в этом был прав.

— Прежде чем мы будем говорить о чем-то, я должен прояснить один вопрос. Я знаю, что у вас в плену находятся мои сородичи.

— Это так, — кивнул Вол’джин. – Многие погибли, защищая Оргриммар. Другие отступили – сбежали – за стену Мулгора. Их время еще придет, — в хриплом голосе явно проступило удовольствие. – Выживших мы захватили.

— Железная Орда требует их себе. Это первое наше условие.

— Ты предлагаешь нам самолично усилить вашу армию? – темный охотник склонил голову набок.

— Кто сказал, что им место в нашей армии? – ухмыльнулся Гаррош. – Вождь не доверяет выходцам из этого мира. А те, за кого я мог бы поручиться лично, либо мертвы, либо пришли в Дренор вместе со мной. И все же, те, кто сидит в ваших клетках, – орки. Мы сами решим их судьбу.

Вол’джин какое-то время молчал, задумчиво глядя в огонь ближайшей жаровни. Так внимательно, будто спрашивал совета у пламени. Орк терпеливо ждал, разглядывая лицо собеседника, пытаясь угадать, что же за эмоция сейчас им владеет. Он никогда не мог этого сделать – за этой их раскраской, за искажающими черты клыками и не разберешь настоящего выражения.

— Хорошо, — наконец произнес Вол’джин. – Я думаю, Растахан сочтет это возможным. В конце концов, — тролль широко ухмыльнулся, – содержание пленных отнимает ресурсы, а рабы из вас все равно никудышные.

Гаррош хмыкнул. Он не знал, хотел ли тролль его оскорбить или задеть, но, в любом случае, добился он прямо противоположного результата. «Само собой никудышные – мы не слуги».

— Тогда я слушаю, советник короля, — орк едва сам не поморщился на последнем слове и выпрямился, сложив руки на груди. – Говори.

Тролль развернулся и шагнул к низкому столу. На нем, помимо блюда с фруктами, золотой чаши с благовониями и кувшина вина, лежала расстеленная карта.

— Пандария пала первой, — коготь тролля стукнул по ткани, прочертил линию от острова к материку. – Калимдор наш. Единственные, кто еще могу сопротивляться здесь – таурены, но они сбежали. Гоблины не будут сражаться, а мы не поведем свои войска, чтобы потерять многих солдат под огнем их механизмов. Они это понимают. — Вол’джин мягко развернулся. — Это наш мир и мы возвращаем его себе. Король желает знать – зачем Железная Орда пришла в Азерот?

Странные это были слова. Гаррош никогда не считал, что знал своего бывшего советника, но помнил, как тролль однажды отказался откликнуться на зов зандаларов. Даже организовал атаки на Зул’Гуруб и Зул’Аман – последнюю так и вовсе возглавил. Он не просил солдат у Адского Крика – возможно, знал, что все равно их не получит, но на возню эту Гаррош смотрел снисходительно и не препятствовал. Несмотря даже на то, что Вол’джин отправил послов от племени к людям. Во всяком случае, он не путался под ногами и был занят относительно небесполезным делом. И вот теперь – голос Империи. Советник короля.

tumblr_mvd2o5RXEC1s2qeo8o1_500

— За тем же, зачем мои сородичи пришли в этот мир десятилетия назад, — он говорил прямо – не видел смысла выбирать выражения. – Чтобы завоевать себе новые земли.

Тролль замолчал, опершись руками о стол, как будто ответ Адского Крика его смутил.

— Вот как. Я думал, ты вернулся, чтобы отомстить.

Гаррош опешил на момент, а потом коротко хохотнул, оскалившись:

— Я хотел отомстить, это правда. Поначалу. Потом это перестало быть важным. Я бы никогда не повел кланы сюда ради одной только своей мести.

— Конечно, не повел бы, – тролль не повернул головы, но было слышно, как он хмыкнул. – Ты не их вождь.

Адский Крик подался вперед, шумно втягивая воздух и сжав подвернувшийся под пальцы металлический подлокотник трона.

— Меньше всего, — твердо сказал он, – я бы желал занять место Вождя, которому служу. Я никогда не считал постыдным служить тому, кто этого достоин.

Холод металла покалывал горячие пальцы, и орк посмотрел на свою руку. Снова глянул на тролля, шагнул вперед и опустился на трон, сдвинув плащ в сторону. Вол’джин обернулся на звук.

— Я смотрю, тебе так и не довелось на нем посидеть? – оскалился Адский Крик, хлопнув ладонью по железу.

— Его должны были вывезти вместе с остальными трофеями, — равнодушно сказал тролль. – Но едва ли ему найдется место во дворце Растахана.

— Конечно, — язвительно произнес Гаррош, наклоняясь вперед. – Говорят, у вашего короля трон из чистого золота? Наверное, стоять рядом с ним тебе больше нравится.

— Если бы я хотел стоять у трона, — все еще спокойно, тягуче произнес Вол’джин, — я бы нашел себе дело возле него.

Он снова выпрямился, в полный рост, на этот раз почти демонстративно. Пластины ожерелья рассыпали горсть бликов по складкам темного бархата.

— Ты можешь забрать его себе, — добавил тролль. – Если он для вас чего-то стоит.

«А для тебя, выходит, нет?», — едва не прорычал орк вслух. И тут же он осознал с пронзительной ясностью, что и для него самого – тоже больше нет. Гаррошу не нужна была власть, атрибутом которой был этот трон. Она ничего не стоила в глазах полководца Железной Орды. Что же до подвига, о котором напоминали огромные клыки демона, – они уже совершили подвиг много значимей этого. Они победили демонов там, в Дреноре, победили все вместе.

— Нет, — повторил Гаррош вслух.

Он отпустил подлокотники, наклонился вперед, опираясь на свои колени. Не поднялся, но явно дал понять изменившейся позой – ему на самом деле все равно. – Мне сейчас важны только те, с кем я пришел. И от чьего имени я говорю.

— Что ж, Адский Крик. Это справедливо и для меня, — тролль обошел стол и остановился, упершись в него одной ладонью. – Я сам предложил Растахану эти переговоры.

Гаррош заметил, как горделиво темный охотник выпрямился на этих словах – весь, до кончиков ушей, и орку вдруг стало смешно.

— С чего это ты начал разговаривать с нами, тролль? — хмыкнул Гаррош. – Да еще сам? Отчего не предложил своему королю решить дело какой-нибудь отравленной стрелой?

Вол’джин сгорбился – нет, припал вперед, как собираются звери перед прыжком – и зашипел, сузив рыжие глаза:

— Оттого, что никто другой не стал бы этого делать, орк. Растахана вы не интересуете – он не желал тратить на вас ни времени, ни своих стрел. Никто из Империи не считает Железную Орду настоящей угрозой – надеюсь, это не слишком задевает твое самолюбие?

Гаррош приглушенно зарычал, но с места не двинулся, продолжая слушать.

— Мне безразлично, уничтожит ли вас Альянс, уничтожите ли вы друг друга – вот только, быть может, я единственный из троллей, кто верит, что вы можете уничтожить их. Я единственный знаю, на что способны орки – именно поэтому я до последнего стоял на необходимости переговоров. Чтобы Империя не заплатила слишком высокую цену за то, что недооценила врага – или не разглядела союзника.

Темный охотник вдруг осекся – понял, как видно, что сказал лишку. Выпрямился плавным движением и отступил от стола назад. И, хотя в зале было достаточно светло, Гаррошу показалось, что тени вокруг тролля стали гуще, скрывая его от взгляда. В темноте белели только клыки, и поблескивала бронза маски. Кажется, Вол’джин даже глаза закрыл.

Адский Крик молчал. Никто в Железной Орде не стал бы слушать троллей. Они пришли за этой землей, за этим миром, и для них не имело значения, против кого сражаться, не было никакой разницы между населяющими Азерот народами. Гаррош был единственным, кто понимал эту разницу. Поэтому он был здесь. Орк встал и сделал несколько тяжелых шагов вниз, к столу. Остановился, глядя на расстеленную карту.

— Ты ни черта о нас не знаешь, тролль, — Гаррош ухмыльнулся: он получил свой ответ. – А я – о вас. Но мы оба здесь из-за народов, от имени которых говорим. Кажется, я прервал тебя, посол? Продолжай. Я слушаю.

Несколько мгновений в зале висела чуткая тишина, а потом тролль выступил из темноты, вертя в когтистых пальцах кинжал.

— Я скажу тебе.

Пламя в жаровнях будто плясало в такт плавным интонациям темного охотника. Лизало золото и медь на его шее и запястьях. Лизало изогнутое лезвие кинжала. Гаррош не глядел на оружие – не чувствовал и тени угрозы.

— Альянс пришел к нам первым. Все это время они старательно делали вид, что на Калимдоре ничего не происходит. Кроме эльфов, конечно, — Вол’джин расплылся в хищной улыбке. – Но Варин Ринн решил забыть о них. Верно решил – кто его осудит? Ему хватило одного масштабного переброса войск на другой материк. Там, в Восточных Королевствах были свои проблемы, новые союзники и победоносная война… А потом открылся портал.

Гаррош оперся ладонями о разделяющий их стол, наклонившись вперед, жадно ловя каждое слово.

— Они говорят нам, что вы чужаки. Что жители Азерота должна объединиться, чтобы вышвырнуть вас назад. Они ставят свое право рядом с нашим. Они хотят использовать нас, как средство в войне против Железной Орды, чтобы сберечь свои силы. Думают, что смогут перехитрить. Мы выслушали их. Мы знаем, как сможем обернуть этот… союз на пользу, если на него решимся.

Тролль замолчал, будто подбирая слова. Гаррош вгляделся в желтые глаза советника. Сначала они казались ему такими же равнодушно-блестящими, как золотые побрякушки, но теперь он видел что-то другое.

— Я говорил – мы хотим вернуть этот мир себе. Мы не намерены делить его с теми, кто отказывается признавать в нас хозяев, — Вол’джин чуть отвел ладонь с кинжалом в сторону, и вопросительно наклонил голову. — Поэтому я еще раз спрошу тебя: что хочет получить от Азерота Железная Орда?

Гаррош перегнулся через стол одним стремительным рывком – так, что тролль не успел ни отступить, ни как-то еще отреагировать. Орк с легкостью обхватил ладонь Вол’джина, в которой он держал кинжал. И быстро, в тот же миг, пока тот не успел опомниться, резким движением рванул его руку, вгоняя нож в карту. Не взглянув вниз, не отводя взгляда. Карты Азерота он знал наизусть.

— В этом мире два материка, — просто сказал Гаррош.

Они опустили взгляд оба. Кончик изогнутого лезвия торчал точно между башен искусно выведенного чернилами Штормграда.

 

You may also like...

3 Responses

  1. Lila:

    Очень атмосферно, не могла оторваться. Требуем продолжения! =))

  2. Майган:

    Интересная версия развития событий. Прочитал с удовольствием

  3. Дрогош:

    Отлично, мне очень понравилось

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>