Приключения рыцаря Аксантура. Торгарда.

Время шло. Аксантур понемногу приходил в себя. Боль давно ушла, и осталась только слабость. Поскольку делать рыцарю было нечего, да и возможности пока ограничивались лишь вращением шеи, то изо дня в день он наблюдал за жизнью орков в пределах своего каменного мешка. Первоначальные предположения о том, что он узник, оказались неточными. Он лежал на небольшом возвышении, застеленном соломой, в круглом каменном помещении. Двери, как таковой, не было – просто проем в каменной кладке, завешенный тонкой сеткой от насекомых. Те перекладины, которые Аксантур вначале принял за решетку, оказались деревянными ступенями лестницы, ведущей на смотровую площадку башни. Иногда по этим ступеням спускался или поднимался стражник. Впрочем, Аксантуру были видны только сапоги, да темный силуэт на фоне дверного проема, и то только если дело происходило в светлое время суток. Рядом с ним постоянно сидела только девочка-орчонок. По правде говоря, ее присутствие очень смущало рыцаря, поскольку он лежал без одежды и даже без одеяла. К счастью, девочку совершенно не интересовала человеческая анатомия. Она целыми днями при тусклом свете лучины вышивала какой-то сложный узор на платье, которое ей явно было велико размеров на двадцать. Кроме девочки к Аксантуру подходила только орчиха-воин, которая и спала в этой же комнате, в гамаке рядом с ним. Орчиха все делала молча и без эмоций, независимо от того, кормила она Аксантура бульоном или выносила судно (еще одна процедура, постоянно вгоняющая в краску воина). Из коротких фраз девчонки, которыми она обменивалась с воительницей, Аксантур вычленил имя орчихи — Торгарда. Осмотр собственного тела показал рыцарю, что он в общем и целом в порядке. Правая рука была залита засохшей глиной и закреплена в деревянной раме от самого плеча до запястья. Шевелить рукой Аксантур не мог, но она и не болела. На теле были свежие швы с еще не снятыми нитками, но ни воспалений, ни опухолей тоже не было. Единственное, что мучило рыцаря, — это ужасная слабость. Еще несколько раз приходила старая орчиха и повторялся весь этот ритуал с колбами. Для Аксантура все всегда заканчивалось одинаково: тряпка с травами на лице и пробуждение утром. После каждой такой процедуры Аксантур чувствовал себя немного лучше и вскоре смог даже садиться и есть самостоятельно. Хотя, по правде говоря, есть левой рукой было очень неудобно.

Аксантур не мог понять, почему орчиха возится с ним и выхаживает, но незнание языка мешало выяснить этот вопрос. Как-то раз он пытался пообщаться с ней, но так и не был понят. Показав рукой на орчиху, он несколько раз повторил: «Торгарда»; а затем, показав на себя, назвал свое имя – Аксантур. По ее реакции он даже не понял, правильно ли определил слово «Торгарда», как имя орчихи, — не то чтобы услышать что-то в ответ.

Жизнь в этом орочьем поселении была скучна и однообразна, как, наверное, и в любом военном гарнизоне любой армии. Аксантур понял, что он все в той же местности под названием Болото Печали, а поселение – скорее всего, Каменор. Поначалу он даже пытался запомнить периодичность и время смены стражи на башне: вдруг удастся сбежать, и эта информация сможет пригодиться армии Альянса. Однако то ли у орков время отмечают по-другому, то ли порядки не как у людей, но закономерности выявить не удалось.

Распорядок дня в его домике всегда был одним и тем же. С рассветом Торгарда выскакивала из своего гамака и разминалась. С некоторой досадой Аксантур отметил, что каждое утро эта юная девушка подтягивается на перекладине по тридцать раз. Сам он даже в более юные годы, когда ему было еще не так лень тренироваться, подтягивался максимум двадцать два раза. Впрочем, успокаивая себя мыслью, что она просто более легкая, рыцарь с удовольствием наблюдал за ее тренировками. Ему очень нравилось смотреть, как под зеленой кожей перекатываются мускулы, поочередно напрягаясь и расслабляясь. Хотя ее мышцы не были такими огромными, как у орков-мужчин, создавалось впечатление, что завязать кочергу узлом не составит этой девушке труда. В конце разминки Торгарда делала множество упражнений на гибкость и растяжку, и эта часть утренней тренировки заставляла сердце рыцаря биться особенно часто. Как ни старался Аксантур убедить себя, что орки – враги и вообще чуждая людям раса, он не мог не восхищаться красивым, сильным и гибким телом воительницы. Торгарда же полностью игнорировала его присутствие. Размявшись, она одевалась в простые кожаные штаны и рубашку, звала девочку откуда-то с улицы и уходила. В доспехах и при оружии Аксантур не видел ее с того, самого первого вечера.

tumblr_n9csm0qcjC1qmtqauo1_1280

Девочка тоже не баловала его своим вниманием. Она вышивала, напевая какие-то песенки, приносила ему еду (с тех пор как он начал есть сам) и звала Торгарду, если возникала в этом необходимость. Необходимость возникала в основном в связи с наполнением судна, и собственное бессилие выводило рыцаря из себя. Вечером Торгарда возвращалась и, отослав девочку, бегло осматривала воина, после чего все так же молча укладывалась спать в свой гамак. Так и лежал Аксантур в тишине, которую нарушал только звон кузнечного молота. Бум-бум… Бум!

Но самое главное, что рыцарь выздоравливал.

Аксантур начал понемногу готовить свое тело к побегу. Возможно, у Торгарды и есть какая-то причина ухаживать за ним, но оставаться здесь надолго рыцарь не планировал. Он начал собственные тренировки, но делал это потихоньку, когда никто не видит. Девочка часто выбегала днем по своим детским делам, и в это время Аксантур тренировался. Сгибал и разгибал левую, здоровую руку. Качал пресс и пытался подтягивать к груди колени. Ноги слушались хуже всего, но понемногу жизнь возвращалась и к ним. Вечером, когда девчонка снова куда-то отлучилась, Аксантур попробовал встать. Спустив ноги с топчана, поначалу удерживая вес на руке, рыцарь понемногу разогнул колени и оперся на ноги. Сделал шаг, затем еще один. Ноги держали его! Аксантур решил выглянуть на улицу. Повернувшись к дверному проему, он сделал еще три шага, и тут колени подогнулись. Воин попытался ухватиться за что-нибудь рукой, но пальцы схватили лишь воздух. Со страшным грохотом, разбив по пути глиняные горшки и сломав столик, Аксантур завалился на бок, ударившись об пол сломанной рукой. Боль пронзила тело, словно молния. В проеме возникла девочка-орчонок и истошно завопила: «Торгарда!» На шум прибежало сразу несколько орков, и в комнатенке моментально стало тесно. Раздвигая всех локтями, вперед протиснулась воительница. Несколькими короткими командами она разогнала любопытствующих. Аксантур смотрел на орчиху снизу вверх. Он чувствовал теплую струйку крови, текущую по лицу. Видимо, падая, поранился об осколки посуды. Деревянная рама, которая удерживала в неподвижности правую руку, при падении сломалась, и сейчас рыцарь, растопыривший руки, напоминал курицу на лотке у мясника.

Торгарда наклонилась, разглядывая воина, и внезапно сказала на всеобщем:

— Куда летел-то, орел синекрылый?

Орчиха совершенно правильно выговаривала слова человеческого языка, лишь звук «р» на слух Аксантура казался чуть более гортанным. От неожиданности рыцарь потерял дар речи. «Держи меня левой рукой за шею», – продолжала Торгарда. Орчиха подняла воина с пола и, обхватив за пояс, легко поставила на ноги.

— Так куда летел-то, перелетный? – повторила вопрос орчиха, глядя своими синими глазами в глаза рыцаря.

— В туалет я хотел… Сам… Стыдно уже просто, – прохрипел Аксантур непослушными губами. И, заглянув в глаза орчихе, добавил: — И посмотреть, что там за дверью, тоже хотел.

Она поняла его, поняла правильно. Рыцарь увидел это ее в глазах, а глаза не зря называют зеркалом души. «Возможно, теперь меня прикуют цепями, но я не хочу врать. Я не буду врать тому, кто меня спас», — подумал Аксантур.

Торгарда повела его к лежанке. Именно повела. Несомненно, ей было бы проще взять его на руки и отнести, и сил бы орчихе на это хватило, безусловно, но воительница лишь помогала Аксантуру идти, поддерживая в те моменты, когда ноги не хотели слушаться. Идя мелкими шагами, на подгибающихся, ватных ногах, Аксантур чувствовал себя счастливым и готовым взлететь. Обнимая за плечи девушку, которая была чуть ниже него ростом, рыцарь вдыхал аромат ее волос, чувствовал тепло ее тела сквозь тонкую рубашку и впервые в жизни ощущал надежную опору, готовую поддержать его в мгновения слабости. Всю свою жизнь Аксантур привык быть сильным, рассчитывать только на себя. Не доверять никому и не надеяться ни на чью помощь. Он привык получать удовольствие, даря свою помощь и поддержку другим, а сейчас, впервые в жизни, вынужден был принимать помощь. Помощь от девушки, орка, врага. Для Аксантура эта ситуация была откровением. Он сердцем чувствовал, что это не снисхождение, не жалость, а искренняя помощь и принять этот подарок было счастьем. А еще он понял, что ему очень-очень нравится эта загадочная и непредсказуемая орчиха. Пока Аксантур не мог понять, чем именно она его так привлекает, но чувство было незнакомым и щемяще приятным.

Когда они все-таки доковыляли до лежанки, отпускать ее теплое тело было настоящим мучением для воина. Торгарда помогла рыцарю лечь, и Аксантур в последний раз вдохнул аромат ее тела, прежде чем девушка отстранилась. Воин все еще держал воительницу за руку, когда заметил удивленный взгляд девочки-орка. Широко раскрыв глаза, девчонка смотрела на нижнюю часть его живота. Аксантур судорожно прикрылся рукой. Торгарда засмеялась и, схватив девочку за косичку, отвернула ее лицом к двери. Затем легким шлепком направила ее к выходу, одновременно накрыв воина плащом. Дав девочке вдогонку несколько указаний на орочьем, Торгарда посмотрела на Аксантура и сказала на почти безупречном всеобщем: «Сейчас шаманка посмотрит, что ты сотворил со своей рукой, а потом уже поговорим о жизни». Воин молча кивнул и прикрыл глаза, пытаясь осмыслить все, что произошло.

You may also like...

1 Response

  1. Майган:

    Как там назывался эффект, когда проникаешься чувством к врагу? Шаттратский синдром? Или гуманизм? Не помню, эти эльфы таких слов напридумали, сам Саргерас ногу сломит.
    А если по теме, большое спасибо за доставленное удовольствие. Жду продолжения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>