Я — огонь.

Я — огонь. Пламя. Мощные лапы несут меня по голым багровым скалам со скоростью свежей лавы. Оставляя за собой дымящиеся следы, я несусь по Огненным просторам, сильный, пылающий, могучий… Нет. Я маленький, голодный, израненный и тусклый, прижатый к земле теми самыми темно-багровыми глыбами, по которым только что скакал в своем сне. Не в силах пошевелиться, не в силах позвать на помощь. Сколько времени я лежу, погребенный обвалившейся башней? Не знаю. День, когда я в последний раз играл со своими братьями и сестрами у входа в наше логово, у подножия большого, гладкого каменного зуба, поставленного тут этими змеевидными созданиями — когда он был? Я не помню. Какие-то большие птицы, непохожие на огненных ястребов, кружат высоко в небе. Мама приносила нам их жаркие тушки. Мама… где же она? Почему она не слышит их? Почему не приходит? Может быть, она не знает? Надо позвать. Мама! МАМА! Я рычу, и мой рык разносится по просторам, сотрясая камни, и обрушивая их в кипящие лавовые озера, заставляя все живое содрогаться… Нет. У меня уже нет сил. Мое пламя тускло, я не могу пошевелиться, и лишь жалобное тоненькое мяуканье вырывается из маленькой пасти. Что-то теплое струится по спине и вдоль бока, оно теплее, чем скалы, но что это — я не вижу. Я скребу передней лапкой пепел на земле, оставляя в нем неглубокие бороздки. Я закрываю глаза. Я снова играю со своими братьями и сестрами…

 ***

— Так, что это тут такое?

Голос. Не такой, как у змеевидных. И не такой, как у мамы. Чужой. Совсем чужой. Пахнет… странно… чужой…

— Ну-ка, Козрило, приподними-ка эту глыбу.

Чьи-то крепкие лапы сдвигают давящую на меня тяжесть. Чьи-то лапы поднимают в воздух.

— Шеф, по-моему, он сдох.

— Нипле, помолчи. Мертвыми они не светятся.

— Так ведь и этот не особо.

— Он ранен и голоден.

Голоден? Да… я голоден… Я должен найти себе пищу… мясо… горячее мясо. Я найду его, раздеру, ведь я охотник Огненных просторов! Я рычу, и бью себя хвостом по бокам. Но получается только тихо мяукнуть и дернуть кончиком хвоста…

— Хм… и чем его кормить?

— Сейчас? В лучшем случае молоко.

Молоко… да… молоко… оно такое теплое… мама…

Lesley-Lycanthropy

— Милая, посмотри что я нашел.

Я не сплю. Я открываю глаза. Холодно. Но я лежу на чем-то мягком. Я свернулся клубочком. Мне уже не так голодно. И ничего не болит. Как странно… Где я?

— Ой, какая прелесть! — мягкий голос, не такой, как у того, что был у башни. Он как будто голос мамы. Но это не мама. Она другая. Теплая рука, но холодней маминого языка. И цвета она не огненно-красного, а бледно-синего. Но прикосновение к шерстке мягкое, ласковое. Как будто мама облизывает его. Мама…

— Откуда он?

— Нашел возле развалин башни на Огненных просторах. Хиджальские мстители много шпилей порушили. А этого камнями придавило.

— Бедненький!

— Угу. Намерджин его подлечил немного — у него шкурку сильно поцарапало на спине и на боку.

— Но сейчас ничего нет.

— Поправляется. Я знаю, ты с ним подружишься. В наших условиях он не вырастет, так и останется милым огненным котенком. Да и температура у него будет намного меньше, гладить, как ты видишь, можно.

— А чем его кормить?

— Сейчас уже можно будет кормить тем же, чем и обычных кошек. Мясо, рыбка. Только ему она нужна горячей, прямо с огня.

— Понятно. Бедненький, такой худенький. Я назову его Каминеко!

— А что это за шлем на нем?

— Голова и плечи у него сильно пострадали. Я попросил Фелгарда, и он выковал такой шлем и наплеч, чтобы он сам срастающиеся косточки снова не повредил.

— Очень хорошо получилось! Фелгард настоящий мастер. Может быть, обмундирование так понравится Каминеко, что он даже не даст его снять.

 ***

Я — огонь! Я — пламя! Мои мощные лапы несут меня вперед, по пыльным, горячим просторам Дуротара. Мой рык сотрясает горы, а земля под ногами дымится и плавится. Я несу…

— Каминеко, вернись!

Это мама зовет меня. Мы гуляем по каменистым, красноватым, залитым жарким солнцем просторам. Я убегаю вперед, а она зовет меня. Мама кормит меня этой странной штукой, «рыбой». Рыба вкусная и горячая, а мама теплая и мягкая. Я запрыгиваю к ней на колени, сворачиваюсь клубком, лежу, мурлыча. Мне хорошо. Я снова дома.

Данная работа принимала участие в конкурсе на рассказ от имени одного из питомцев. 

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>