Кровь и честь.

Их встречали черные крыши и распяленные на кольях драконовые крылья. Их встречали ветер и низкие, темные тучи, вышитые тонкими стежками молний. Их встречали орки – с серыми шкурами, изукрашенными шипастыми татуировками. Как будто выше и шире в плечах, или, быть может, Ивинг так казалось из-за их прямых и чуть презрительных взглядов. Драконья Пасть принимала солдат Орды как равных, но глядела сверху вниз. Даже на их отряд – на кор’кронцев, которые привыкли совсем к другому обращению.

Это быстро стиралось. Стоило вместе ввязаться в первое же сражение – когда на песчаный берег совсем недалеко от порта Драконьей Пасти высадился Альянс, который пришел сюда за своими новыми союзниками. Серокожие орки сражались так же яростно, как их сородичи, и женщина не задумывалась, с кем стоит спиной к спине – с сослуживцем или с воином клана. Они дрались и умирали с одними боевыми кличами на устах. Они были орками.

Пусть Наркралл в Кровавом ущелье кривился и ворчал, что Зела будто нарочно присылает ему хлюпиков, чтобы ослабить войска – даже в его глазах сквозило нечто вроде уважения, когда кор’кронцы вываливали перед ним знаки отличия офицеров Громового Молота. Полные мешочки у пояса – чеканные овалы звенят, как монеты, выпачканы в земле и крови.

Они учились друг у друга.

— Смотрите, — веско говорил высокий, широкоплечий воин, раскачивая на руке длинную цепь, венчавшуюся тяжелым металлическим крюком.

Широкий размах, резкий бросок – железо взмывает на удивление высоко, задевая опрометчиво снизившегося всадника на грифоне. Зверь пронзительно кричит, разлетаются перья, а дворф валится вниз, прямо на отмель. Быстро вскакивает – видать, учат их падать – но сделать ничего не успевает. Ивинг оказывается за его плечом раньше. Кинжал несколько мгновений будто танцует в ее руке, ища брешь в сочленении доспехов, и находит – мужчина снова падает и больше уже не встает. Орк Драконьей Пасти одобрительно кивает, накручивая на руку свою цепь.

fanart-1091-full

Они восхищались – Небесными Когтями, оседлавшими драконов, покорившими темное, грозное небо Сумеречного Нагорья. И с гордостью смотрели на первого из своих товарищей, кто прижал к земле выбившегося из сил крылатого зверя и поставил ногу на скалящуюся башку. По обнаженному до пояса кор’кронцу струился пот вместе с кровью – его самого и дракона – но орк стоял прямо, высоко подняв руку, ожидая признания. И Драконья Пасть одобрительно взревела, чествуя нового драконьего всадника – не задумываясь о том, какого он рода.

Они сидели у одного костра на руинах брошенной деревни Громового Молота, которую на рассвете сожгут дотла оставленным здесь же дворфийским элем. Пьяные от жара минувшей битвы, от прохладного свежего ветра, что тянул с реки Вералл, и от этого самого эля, конечно же.

Болтали, смеялись, травили байки, пока у кого-то все же не прорвалось обиженное:

— Чего вы так на нас смотрите? Хватит нос задирать, чем отличаетесь – шкура другого цвета?

Кто-то из Пасти захохотал, а командир, стоящий за спинами тех, кто устроился вокруг костра, оскалился в темноте.

— Зела говорит вы – чистокровные орки. Так и есть, может, вот только не больно-то вы о своей крови помните. Вот ты – откуда? Можешь назваться? Мы – Драконья Пасть! Мы гордимся и помним, а вы половину себя уже потеряли, смешались…

Ивинг тронула говорившего за плечо, за миг до того, как он произнес последнее слово. Мужчина резко обернулся – минуту назад еще за его спиной никого не было – отскочил, пригнувшись, будто готовясь защищаться. Орчиха заговорила прежде, чем кто-то успел схватиться за оружие: спокойно, не шевелясь больше и демонстративно держа руки сложенными на груди.

— Смешались, говоришь? Мы помним имена наших кланов и имена наших вождей, хоть и не всегда можем назвать, откуда мы сами. Это говорю тебе я – убийца Изувеченной Длани, которая выросла в клане Песни Войны.

Сидящие у костра примолкли, глядя на них, а командир внимательно слушал, и в его темных глазах плясали отблески костра.

— Но знаешь, что самое важное? — Ивинг улыбнулась. – Мы все – орки. И мы вставали под одно знамя каждый раз, когда нам нужна была общая сила, чтобы выжить. Не смешиваясь – объединяться. И имя этому союзу было каждый раз одно – Орда.

Орчиха посмотрела на красно-черные знамена, которые они принесли в деревню. Она думала об этом с тех пор, как ступила на землю Сумеречного Нагорья. Что это – правильно. Что орки должны стоять плечом к плечу и сражаться вместе.

— Мы сильны порознь, но вместе сильнее во много раз. Мы снова вместе, под одним знаменем. И нам есть, куда идти. Это чего-нибудь да стоит, а?

Командир молчал еще какое-то время. А потом шагнул к женщине, и на плечо ей легла тяжелая рука.

— Кровь и честь, — серьезно сказал он.

И не было орка, который бы не понимал эти слова.

You may also like...

1 Response

  1. Майган:

    И мы вставали под одно знамя каждый раз, когда нам нужна была общая сила, чтобы выжить. Не смешиваясь – объединяться. И имя этому союзу было каждый раз одно – Орда.

    Что ж, это верно не только для орков. А по сути — спасибо за рассказ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>