Приключения рыцаря Аксантура. Сердце и разум

Аксантур смотрел на два силуэта на фоне светлого пятна двери и испытывал совсем незнакомые до сего дня чувства. Когда смотришь против света, мелкие детали стираются, и сейчас Аксантур не видел орков — он видел перед собой только стройную и красивую девушку и стоящего рядом ребенка. Ему вдруг безумно захотелось, чтобы они были не просто девушка и ребенок, а ЕГО девушка и ребенок. Хотя Торгарда выглядела слишком молодой, чтобы иметь дочь такого возраста. Никогда раньше подобные мысли не посещали рыцаря. Брак всегда был в его понятии в первую очередь политическим шагом, главная цель которого — усиление Рода за счет слияния с равным или превосходящим по знатности Родом; во вторую очередь это способ продолжения Рода, поэтому главным качеством девушки должно быть крепкое здоровье, чтобы выносить и родить множество детей. Ведь повороты жизни непредсказуемы, и чем больше наследников, тем больше шансов, что твой род не прервется. Любовь и брак в свете этого представлялись несовместимыми. Да и вообще воин плохо представлял себе, что такое любовь. Он хорошо себе представлял, что такое влечение, прекрасно знал, что такое секс, но никогда не испытывал любви. Сейчас он не мог понять, что с ним происходит. Аксантуру хотелось быть рядом с ними, оберегать и заботиться, защищать от всех невзгод, построить для них дом… Да что там дом?! Целый замок! Он готов был отдать все, что у него есть, чтобы эти две девочки могли получить все, что желают. Бум-бум… Бум! Звук удара металла об металл ворвался в мечты и разрушил воздушный замок. Торгарда подошла ближе, ведя девочку за руку, и стали хорошо видны зеленая кожа и клыки, торчащие снизу. Защитить? Кого ты можешь защитить? Калека со сломанной рукой. Построишь замок и отдашь все, что есть? А что у тебя есть? Титул? А зачем оркам твой титул? А зачем ты нужен ей? Ты думаешь, ты достоин этой воительницы? С чего ты вообще решил, что можешь быть вместе с ними? Они ОРКИ! Холодная волна окатила Аксантура с головы до ног, и даже мурашки побежали по коже. Разум боролся с сердцем. И побеждал…

— Она будет твоей помощницей на ближайшее время, – сказала Торгарда, подтолкнув девочку к Аксантуру. — Её зовут Лок. Это «детское имя». Лок знает немного слов на всеобщем, но не стоит переоценивать ее знания. Однако девочка может позвать меня, если тебе действительно будет необходима помощь.

70a9181941ac3df86722a65a703c964c-d68vk16

Торгарда сделала упор на слово «действительно», и Аксантур сразу понял, что не стоит беспокоить воительницу по пустякам. Торгарда явно ожидала каких-то комментариев, а воин просто смотрел на нее. Аксантур понимал, что если подтвердит свое понимание ситуации, то это будет означать окончание разговора, после чего воительница уйдет, а он не хотел отпускать Торгарду. Он смотрел в ее синие глаза, скользил взглядом по изгибам тела орчихи и молчал. «У нее такие красивые губы», — думал рыцарь. Интересно, мягкие ли они и какие на вкус губы у орчихи? Торгарда, видимо поняв, что не дождется ответа, собралась уходить, а вот Аксантур именно в этот момент осознал, что ему срочно необходима помощь Торгарды. Он поднял руку, поплотнее поправил плащ на коленях и, слабо улыбнувшись, проговорил:

— А можно мне выдать штаны? И Лок пусть пока выйдет.

Надевать штаны одной рукой оказалось непростым занятием, вдобавок, штаны были узковаты на голенях и икрах, но при этом широки в бедрах. Может быть, мешало еще и то, что Аксантур слишком торопился их натянуть. Его отношение к Торгарде было в этот момент слишком очевидным, можно даже сказать явно выпирающим. Аксантур стеснялся, спешил, а Торгарда и не думала отворачиваться, откровенно разглядывая воина. Когда Аксантур наконец справился с нелегкой задачей, орчиха лишь скептически посмотрела на него и прокомментировала:

— Штаны придется перешить.

Подобное отношение девушки к пикантной ситуации смутило воина даже больше, чем предшествующие попытки натянуть штаны при выпирающем желании. Он ощутил укол ревности и обиды. Впрочем, долго терзаться ему не пришлось. Торгарда позвала Лок и ушла, оставив их вдвоем с девочкой.

Теперь, когда воин не был «лежачим больным», девочка смотрела на него с опаской. Аксантур почувствовал себя неудобно. Он ни в коей мере не хотел обидеть или причинить вред ребенку, но как ее убедить в этом, не зная языка? Лок сделала первый шаг.

— Ты кушать сейчас. Моя давать тебе мясо. Ты сидеть здесь.

Девочка старательно выговаривала слова чужого языка и после каждой фразы смотрела на Аксантура, пытаясь определить, понял ли он ее. Рыцарь вновь ощутил укол стыда. Эта кроха из народа, который считают варварским, знает его язык, а он, всегда считавший себя элитой королевства, на поверку оказался необразованным чурбаном.

— Ты не выходить.

Девочка строго покачала пальцем. Аксантур кивнул, показывая, что понял, и улыбнулся ребенку. Лок с подозрением посмотрела на него и убежала. Вернулась девочка быстро и принесла большую миску, от которой поднимался горячий пар. Тут у нее возникло затруднение. Девочка явно боялась близко подходить к воину, а на столике стоял кувшин, который мешал поставить миску. Лок замерла в замешательстве. Аксантур понял, что ребенок не знает, как сказать ему о своей проблеме. Рыцарь поднял со стола кувшин и отчетливо сказал: «кувшин», затем показал, что ставит его на пол, и сказал «убрать».

— Кувшин, убрать, — радостно повторила девочка и, с облегчением выдохнув, поставила миску с горячей похлебкой на столик. После чего отскочила на пару шагов и с опаской посмотрела на воина. Аксантур показал на нее пальцем и сказал:

— Ты молодец.

Лок выжидающе смотрела на него, явно не понимая. Аксантур не знал, как изобразить слово «молодец» и, наконец, показал поднятый вверх палец. Девчонка радостно улыбнулась.

— Ты молодец!

Аксантур опять смутился.

— Не я, а ты… То есть, Лок — молодец!

— Лок – молодец, – послушно повторила девочка.

Аксантур улыбнулся и показал поднятый вверх большой палец.

— Лок – молодец, – радостно повторила девочка, подняла вверх большой палец и весело рассмеялась.

0428dad831aeaa9d60ee052d6696f9f9-d6z2wj9

Аксантур широко и искренне улыбался. Он был рад за эту маленькую орчиху, как за собственную дочку. «Она-то молодец», — подумал рыцарь, — «а я? Я опять учу орков своему языку, а ведь это они принимают меня в своем доме». Он показал на кувшин и сказал: «кувшин», а затем сделал приглашающий жест. «Кувшин», — повторила Лок и выжидающе посмотрела на Аксантура. Девочка не понимала, чего он от нее хочет. «Мда…» — подумал Аксантур. – «Учитель из меня никудышний. Можно конечно дождаться Торгарду, но не факт, что она сочтет эти попытки узнать названия предметов на орочьем важным поводом для своего участия». Рыцарь предпринял еще одну попытку. Показав на себя, он сказал: «Аксантур», показав на девочку, сказал: «Лок». Когда она повторила, Аксантур изменил задачу. Показав на себя, сказал: «Аксантур – человек», затем, показав на нее, спросил: «Лок?» и выжидающе посмотрел на ребенка. Девочка задумалась ненадолго, а затем с вопросительной интонацией сказала:

— Орк?

Слово было очень созвучным с привычным людским обозначением, но все же звучало немного по другому. Аксантур показал большой палец вверх и искренне понадеялся, что Лок сказала ему это слово на родном языке. Он снова показал на девочку и повторил: «Лок — орк», стараясь максимально точно воспроизвести звучание слова «орк» — так же, как его только что произнесла она. А затем показал на себя и сказал: «Аксантур?» вновь ожидая ответа от Лок. Девочка неуверенно спросила: «Шара?» Фух! Это слово точно было не из человеческого языка. «Лок – орк, Аксантур – шара», — утвердительно повторил Аксантур и показал девочке большой палец. Лок неуверенно улыбнулась. Аксантур показал на кувшин и вопросительно посмотрел на ребенка. Когда он услышал название кувшина на орочьем, то испытал такое чувство, что у него гора с плеч свалилась. Он повторил слово, старательно имитируя все звуки непривычного языка, и показал большой палец. Лок радостно рассмеялась. Дальше дело пошло гораздо быстрее. Аксантур показывал на предмет, Лок называла его на орочьем, и воин старался повторить. Не всегда получалось правильно, но это не смущало рыцаря. С ребенком было все проще. Они вместе хохотали над его ошибками вновь и вновь повторяли слово и вместе радовались, когда получалось. Аксантур совсем забыл про остывшую еду и снова забыл, что находится в плену у орков.

Торгарда, вернувшись вечером, застала их спящими. Здоровой рукой воин бережно обнимал ребенка, словно защищая его ото всех напастей мира, а Лок сладко спала, свернувшись калачиком у него на груди.

You may also like...

1 Response

  1. Релликт:

    мои симпатии орчихам с голубыми глазами :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>