Арракоа, птицелюди Запределья

Во время долгих путешествий нет-нет, а зачешутся руки описать какую-нибудь встречу, событие или место. Прежде я не относилась к этому желанию всерьёз. Идеи и впечатления хороши сами по себе, думала я, а воплощение может их испортить. Меня увлекали только знания — в степени, наверное, более присущей волшебникам. Но зачем оборачиваться назад? Выбор был сделан в своё время.
Пути-дороги привели меня в Орден, где я познакомилась с теми, кто умеет и любит делиться приобретёнными знаниями. Это был укол для моей эгоистичной натуры. Неужели я не гожусь для такого важного дела?
Я примеривалась к творчеству, как к опасному врагу: со свойственной мне осторожностью. Начинала и бросала. Долго искала тему. Наконец, не иначе, какой-то шальной божок Террокарского леса подсказал мне ответ.
Хочу поблагодарить всех исследователей араккоа, оставивших записи в библиотеке Алдоров (то бишь составителей wowwiki). Спасибо товарищам-Хранителям: Молену, Гуахо и Бомбате, которые вместе со мной прикоснулись к тайнам Скеттиса.
Арракоа

Дети ворона

С тех времён, когда Дренор был нормальной планетой, а не затерянным в Пустоверти клочком породы, чьи составляющие на одном только честном магическом слове и держатся, его населяли всякие народы. По эту сторону портала известны, пожалуй, только орки, огры и дренеи. Хотя последним мирок обязан своим нынешним наименованием, сами эредары когда-то были гостями в Запределье. Из тех, кто считает себя его исконными хозяевами, стоит отметить птицелюдей дремучих горных лесов. Ещё бы — араккоа, возможно, самая древняя из ныне существующих разумных рас Дренора.
Народец это, на мой взгляд, не шибко привлекательный. Вообразите, скажем, курицу-переростка с ещё одной парой когтистых лап вместо крыльев и смертоносным зазубренным клювом. Да ещё пёструю — в рыжих и малиновых тонах. Хотя при таких роскошных естественных покровах потребность араккоа в одежде условна, принарядиться они любят. Правда, и убогие лохмотья, и несказанной элегантности убор выглядят примерно одинаково: мешковатые, диких расцветок хламиды (впрочем, тут не автору судить). А уж к мелким — и не очень — блестящим штуковинам араккоа питают истинно сорочий интерес.
Скрюченные и кособокие, птицелюди выглядят и двигаются так, будто все их члены сковал какой-то препротивный недуг. Неизвестно, всегда ли они были такими, либо утратили некогда гордую осанку из-за проклятия, которое сами же, скорее всего, на себя навлекли.
Несмотря на неказистый вид и чудной облик городов-гнездовий, араккоа — довольно высокоразвитая и могущественная нация. Пока орки учились находить поддержку у сил природы, птицелюди воззвали к богу-ворону Рукмару и его зловещей братии из числа так называемых «тёмных богов». Благодаря этому союзу или же собственными усилиями волшебники араккоа достигли несказанного по тем временам мастерства. А потом среди них объявился тот, что затмил для своего народа и богов, и царей.

Сказание о Терроке

В нижних кварталах Шаттрата несмолкаемый гвалт. Все нации смешались здесь в поисках мирного прибежища. Но одной аллеи сторонится любой из них, а матроны сиротского приюта под угрозой крепкой порки запрещают воспитанникам даже глядеть в ту сторону.

Дома украшают яркие полотнища; как мерцающие шишки Террокара, рассыпаны по улочке бумажные фонари. Сверху раздаются громкое шарканье, скрипы деревянных мостков, доносятся крики ручных сов-калири и сыплется их же дерьмо.
Здесь живут араккоа, изгнанные из своей столицы: как представители низших каст, так и уважаемые когда-то воины и чародеи. Улица полна звуками птичьего языка: араккоа квохчут, каркают и клекочут — до сих пор никому не удалось овладеть их наречием, зато они с лёгкостью разучивают чужие. Тем не менее, одно слово можно уловить хотя бы по интонации — «Террок».
Террок — фигура загадочная. Сами араккоа называют его земным воплощением Рукмара или даже самостоятельным божеством. Иные, обладающие критическим умом, склонны считать его искусным и хитрым колдуном, харизматичным лидером, чьи подвиги за протекшие века обросли невероятными деталями. Но переоценить могущество Террока и его значение для нации трудно, если даже и не был Скеттис выстроен одними лишь его когтями, как утверждают особо рьяные последователи.
Правление Террока, длившееся, по легендам, несколько столетий, было золотым веком араккоа. Аркана и некромантия процветали. Тёмные боги получали самые обильные жертвы. Находились, конечно, и недовольные: в основном, среди бедноты, чью плоть и кровь запросто скармливали божкам с их неумеренным аппетитом. Но винили, конечно, жрецов. Они-де неправильно толкуют волю Террока и вообще только о собственном благополучии и заботятся. Хотя… в минуты крайнего отчаяния иной приготовленный на заклание горемыка мог, наверное, еле слышно пробормотать «Да чтоб ты совсем пропал, Террок…».
Но так получилось, что неожиданно для всех араккоа Террок действительно исчез. И империя стала похожа на курятник, в который закралась лиса.
Жрецы Скеттиса перво-наперво обвинили в пропаже лидера неблагонадёжное племя Сетекк. Сетекки уже давно начхали на Рукмара и компанию, подыскав себе в бескрайнем космосе другого могущественного покровителя. О его природе источники умалчивают. Не вашего это, говорят, неоперённого ума дело!
Возможно, прежде чем обратить свой взор на консервативных орков, демоны Легиона планировали использовать куда более подходящих для известной цели араккоа. Даже уговаривать никого не надо — целая раса, одержимая тёмной магией! А если местный царёк вдруг струхнет и откажется сотрудничать, его можно убрать… Хотя это лишь спекуляции, и порядком бессмысленные. Если общение Легиона с птицелюдьми имело место, оно ни во что не вылилось.
Каким-то образом Сетекки отвертелись от страшной кары. И правда, решили жрецы, разве может Террок покинуть свой народ, оскорбившись неверием горстки умалишённых? А между тем, собственных врагов у такого героя пруд пруди, и всё как на подбор — легендарные. Что если, утомлённый сражением с равным противником, Террок заснул богатырским сном до тех времён, когда араккоа вновь потребуется его защита? Решено! Будем ждать его возвращения…
Разгадка, казалось бы, лежит на поверхности. Век у араккоа долгий, но всё же ограниченный. К концу своего правления Террок мог быть очень и очень стар. Когда однажды великий герой попросту не покинул утром опочивальни, жрецы выдумали всю историю с исчезновением. И держались у власти ещё многие, многие годы.
Звучит убедительно, не так ли? Но старый вождь араккоа напоминает о себе и поныне. Чёрные тени собираются над Террокаром, неведомая, но могучая воля поднимает призраки в разрушенных взрывом гнездовьях близ Аукиндона и подчиняет себе неродившихся птенцов. К кому-то взывают жрецы Скеттиса, расчертив землю ритуальными кругами и свалив в груду черепа перед жилищем Террока. А Стражи Небес на плато Чёрного Ветра говорят, будто иногда можно видеть, как из сплетения теней на лесной подстилке вырастают фигуры араккоа и неслышно подкрадываются к лагерю, шепча свои злые заклинания.

Не только Скеттис

Террокар, похоже, остаётся сердцем цивилизации араккоа и средоточием их зловещих намерений. Но живут птицелюди практически всюду в Запределье, где растут деревья, пригодные для строительства жилищ и разведения воронов и калири, а также в укромной расселине на Полуострове Адского Пламени. Араккоа в виде нежити разгуливают по Костяным Пустошам и Долине Призрачной Луны, где находятся их гнездовья, разрушенные ужасными катаклизмами.

Особняком держатся птицелюди Острогорья. В городе Гришнате, что в Лесу Ворона, хранится пророчество о возвращении некоего древнего бога, который был повержен однажды, но собирается вновь заявить свои права на этот мир. Легенда здорово напоминает ту, что рассказывают о Терроке. Но друиды Кенарийской Экспедиции, которым араккоа Гришны досаждают своими происками, не могут сказать ничего определённого на этот счёт. Правда, ходят слухи, что в Сетеккских залах, где окопался самопровозглашённый мессия Айкисс, обретается какой-то птичий божок… А слуги бога-ворона — духи кои-кои — вполне реальны и сводят с ума лесных стражей Экспедиции, превращая добродушных великанов в злобных крушителей.

На одном из плато Острогорья местные огры, слегка перебравшие кристаллического излучения и сделавшиеся умнее и высокомернее иных эльфов, построили свой городок Огри-Ла якобы на развалинах канувшей в лету цивилизации просвещённых араккоа Апексиса. Это загадочное племя экспериментировало с кристаллами и, видимо, поэтому не дожило до сегодняшнего дня.

Наконец, те араккоа, которые узрели необходимость начать новую жизнь без чёрной магии и кровожадных богов, укрылись под крылом у Шатар. Но далеко не все изгои Скеттиса похожи на жалких, перепуганных беженцев. Многие оказывают посильное содействие борьбе Шатар со жрецами Террока. Даже испытывая почтение к герою старины, они считают, что история должна идти своим чередом, а возвращение в эпоху жертвоприношений и войн не сулит ничего хорошего. В новом Дреноре Терроку места нет.

Араккоа и мир

Другие народы Запределья араккоа на дух не переносят — по понятным причинам. Когда у тебя на шее целый пантеон мстительных богов, охочих до чужой — особенно детской — крови, никуда не денешься — нужны военнопленные. Конечно, в Награнде с его бескрайними равнинами и редкими разлапистыми деревьями против орочьих всадников толком не повоюешь. Так что араккоа были вынуждены держаться в определённых границах, совершая краткие, зато частые и дерзкие набеги в земли противника.
Когда орки связались с Легионом, араккоа почуяли неладное. Был организован так называемый Тёмный Конклав, в разработке находились планы раз и навсегда покончить с обнаглевшими соседями, призвав себе в помощь древнюю чудовищную силу. Но было слишком поздно. Агенты Конклава, застигнутые орками в долине Призрачной Луны, оказались уничтожены подчистую магией Гул-Дана.

Араккоа гордятся своей долгой историей и с высоты внушительного опыта с большим скептицизмом относятся к амбициям «молодых рас» — орков и дренеев. С их точки зрения, те явно переоценивают свою значимость. Хотя такое мнение происходит единственно от снобизма птицелюдей — уж то, что учинили в Запределье одержимые демонами орки, малозначительным не назовёшь никак.

Должно пройти немало времени, пока хотя бы часть араккоа усилиями изгоев Скеттиса и Шатар избавится от своей дурной репутации. Любознательные и коварные, искушённые в тёмном колдовстве, они бы, наверное, смогли найти общий язык с троллями или Отрекшимися, а также чародеями всех рас. Таких союзников упускать грешно, и время, затраченное на борьбу за их симпатии, того стоит.

(с) Глайза из Ордена Хранителей Легенд

You may also like...

1 Response

  1. Спасибо огромное за статью! Отлично читается, расписано всё до мелочей. Еще раз благодарю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>