Ars Diavoli

0_1479d4_6b69361a_XL

Казалось, даже время течёт в этих стенах по-другому, казалось, пласты реальности накладываются один на другой, сводящий с ума шепот льётся с высоких потолков, по украшенным жуткой резьбой стенам, уродливым барельефам, прямо в мозг. Обжигающим ручейком, обжигающим настолько, что нельзя понять, жжёт он как лава, или леденит, как касание Ледяного трона, он проникает прямо в тот, потаённый уголок мозга, где скрыты самые тайные … грехи? Страхи? Желания? Он рассекал все защитные слои как скальпель хирурга, отсекающий прогнившую, мёртвую плоть. Только плоть была ещё живая и кричала от боли…

- Твою маму на пилораму восемь раз, – не выдержал здоровый орк, вскакивая на ноги. – Что здесь, мать вашу, происходит??!! Какого хрена мы тут просиживаем??! Долго вы там ещё шаманить будете?! У меня уже мозги плавятся от этого места!!

- Если плавятся – значит есть, а это как минимум вторая хорошая новость для тебя за сегодняшний день, — заметил неторопливо осматривающих раненых жрец. – Так что я бы на твоём месте радовался и горланил песни. И убери свои железяки в угол, не ровён час покалечишься, а на дурака я ману тратить не собираюсь.

Окованная древнейшим саронитом двуручная булава молнией сверкнула над головой Отрекшегося и с грохотом ударилась об стену, отколов внушительный кусок лепнины, изображавшей…., впрочем, не будем об этом.

- А вторая? – вкрадчивым шёпотом поинтересовался орк у жреца. – Расскажи-ка мне о второй новости, дружище.

- Вторая это то, что ты ещё жив. А если не прекратишь буянить, свяжем тебя, посадим на ветрокрыла и отправим обратно, будешь до Смертокрылова пришествия архивы пыльные разбирать, — вмешался в разговор смертельно бледный паладин. – Так что будь добр, сядь и сиди смирно, а если невмоготу тебе, подвинься ближе к тотему, или я попрошу Молена тебе клизму релаксирующую сделать.

Второй жрец, исступлённо записывающий и зарисовывающий всё, что попадалось ему на глаза, испугано оглянулся, что-то пробормотал и вернулся к записям, снова забыв об окружающем мире.

- Фальгрим, не отвлекайся, — позвала его напарница, в очередной раз полируя меч, найденный в закромах профессора Мерзоцида, словно стараясь изгнать из него остатки скверны. – Давай продолжать. Ты мне так и не показал тот удар из-под щита.

На некоторое время всё успокоилось в чумодельне, лишь неизвестные науке твари копошились по углам, да булькала в колбах мутная жидкость. Шаманы изучали труп профессора, Глайза показывала Устине, как лучше отпилить берцовую кость и какой амулет из неё лучше сделать, а Устина лишь прижимала к лицу надушенный платок с символикой Альянса и старалась сдержать рвотные позывы. Фальгрим тренировал Аятарру, которая никак не могла привыкнуть к новому мечу, держала его на отлёте, чтоб ненароком не словить от него какую заразу. Кто ж знает кого и сколько раз кромсал профессор этим «скальпелем». Бомбата сидел, упёршись спиной в тотем, закатив глаза к потолку и повторял одну, невесть откуда попавшую к нему в голову мелодию…

Ere we go, ere we go, ‘ere we go,

Ere we go, ere we go, throo the cosmos.

Ere we go, ere we go, ‘ere we go,

Ere we go, ere we go, throo the infinity.

Ere we go, ere we go, ‘ere we go,

Ere we go,

Don’t know where ’til we get there.

Молен всё так же лихорадочно строчил в уже пятый блокнот. Тиофен и Эльфид, в отдалении от всех, спорили о чём-то громким шёпотом, размахивая руками и показывая длину (размер? массу?). Было слышно только непонятные магические термины «УВС, ДПС, Рекаунт» и иже с ними. Брутмама лишь тихо посмеивался и кормил своё рогато-мохнато-зубатое чудо тем, что отбрасывала в сторону за ненадобностью Глайза. А нетерпеливый Чумоносец вился вокруг него и пытался раскрутить его на лекцию о демонической энергии, чернокнижии и разрушении в частности, в то время как его непоседливый имп строил рожи всем подряд, показывал неприличные жесты и при любом замахе в его сторону, уходил в астрал. Неповоротливый Добрякоф обходил чумодельню по одному ему известному маршруту, шумно пыхтел, почёсывался, и недовольно бурчал себе под нос что-то вроде «здесь бы вот сарайку поставить», «тута бы я мельницу поставил бы» и «эх добра-то сколько пропадат, тут бы самую малость подкрасить и струмент держать бы самое оно, ага». Модерикс же, закончив осмотр и врачевание раненых, подошёл к лабораторному стола профессора и начал изучать содержимое склянок, брезгливо сталкивая со стола обугленные трупы мутировавшей нечисти.

- Что это ты тут делаешь? – раздался за спиной Отрекшегося ледяной голос паладина. – Сжечь всё собираешься? Да ведь тебе это не сподручно, проще магов попросить, или шаманов. Лучше конечно магов. Они на радостях, что можно не останавливая жечь всё подряд, зачистят всё так, что потом сам профессор ни черта не найдёт.

- Сжечь? Ты меня за идиота держишь, Фальгрим? Сжечь… Вам, святошам, лишь бы сжечь что-то, или кого-то, что даже приятней будет. Я заберу это с собой. Будет чем заняться на досуге.

- Только попробуй.

- А что будет? Дай угадаю, ты меня «предашь суду честному с покаянием»? Или сожжёшь сам? Ах да, вы своими руками никогда никого не сожжёте. Тиофена попросишь? Или Элдона? О, Элдон с удовольствием, да. Только кишка тонка у вас. Так что будь добр, отойди и не мешай.

- Не угадал, Модерикс. – выглянула из-за плеча паладина Устина. – Никто ничего с тобой делать не будет. Не нам решать. А вот Сильване и Гаррошу будет весьма интересно, зачем и для чего тебе это. Им и расскажешь.

- Вы идиоты. Вы разве не понимаете практической ценности всего этого? Как бы мы победили профессора, если Фальгрим сам не заразился этой дрянью? Или вы забыли? А? Фальгрим. Расскажи нам, какого это? Быть поганищем? Чудовищной аберрацией? Не сладко, да? А ведь ты хлебал эти лужи, жадно так, чавкая, как десерты со стола вашего этого, главного в Луносвете. А теперь скажите мне, любезные мои, Брутмаму тоже сжечь? Колдуна нечестивого? Он-то со своим чернокнижием мне ещё фору даст.

- Хватит философствовать. Мы уходим. Ты с нами?

Модерикс лишь бессильно сверкнул глазами, прошептал что-то неразборчиво, и бросил свою сумку, драконьей кожи, трофейную, в дальний конец зала.

-Ну вот и ладушки. – сказала Устина, поворачиваясь к рейду. – Собираемся, господа, нас ждёт Ледяной Трон.

Отряд Хранителей осторожно шёл по усеянному костями полу Цитадели. Впереди был Ледяной трон с его хозяином. И хозяин был готов ко встрече с ними.

- Модерикс, пожалуй пока что лекарей нам хватит, а вот лишний боец бы не помешал. Будь добр, покажи нам свою… — Устина содрогнулась от смешанного чувства страха и отвращения.- Другую сторону.

- Не вопрос. – ответил жрец, доставая заплечного рюкзака ритуальный кинжал, в пятнах засохшей крови и явно нечестивой аурой, сверкающей по лезвию фиолетовыми искорками.

- Смотреть изволите? Да я не прочь. –Отрекшийся пробормотал под нос, что-то походе на Ars Diavoli и одним взмахом перерезал себе горло от уха до уха. Фонтан невероятно алой, как-будто ещё живой, крови рванул вверх, темнея и образовывая воронку над его головой. В тоже время с методичностью жреца он вскрыл себе запястья, одно за другим, от локтя к кисти. Фонтан крови из рук не уступал по напору и сливался в безумном вихре над головой Отрекшегося, всё темнея и темнея. И в момент вспыхнула кровь, как гоблинское топливо, как огненная вода загорелась, и окутала жреца коконом цвета ночи, цвета глубочайшей бездны. Да и как можно назвать цветом то, что не имеет цвета? Что поглощает любой лучик, как жадный вампир свежую кровь. Взметнулось облако пепла вверх и опало хлопьями. А среди них причудливо мерцала оттенками чёрного фигура жреца.

- Чего уставились? Я готов, пойдём уже. – буднично сказал Модерикс, перешагивая через очерченный пеплом круг. – Хотя стоп. Мне придётся вернуться пожалуй. Амулеты-то я оставил, благодаря некоторым.

Он развернулся и деловито зашагал в сторону чумодельни. Фальгрим было рванулся за ним, но Устина остановила его, прижав палец к губам. Отряд двинулся дальше.

Чумодельня полыхала огнём. Огонь пожирал всё, что попадалось ему на пути, даже камень и осколки стекла, что не оставляло сомнений в его магической природе. Да и тотемы, озорно подмигивая огненными вспышками объяснили жрецу, откуда взялся огонь, и почему его спокойно отпустили обратно одного. А сам жрец мог только в бессильной злобе стискивать кулаки и шептать проклятия. Хотя ради такого рискнуть стоило.

Итак. Концентрация на максимуме, нервы на пределе. Щит, уход в Тень, подлечимся, щит, слияние с Тьмой, подлечимся. Шаг за шагом, прыжок за прыжком. Так, вроде с этого края огня меньше. Так, здесь упавшая колонна блокировала огонь. Щит, уход в Тень, подлечимся. Вот и наш заветный стол. Вот и драконья сумка. Что ей станется, родимой? Сартарионова кожа и не в таком пламени побывала. Ага, всё здесь. Теперь можно и обратно. Щит, слияние с Тьмой, подлечимся. Мысленный импульс Брутмаме, ритуал призыва начат. Всё хорошо …. Да не всё. С грохотом начали рушится перекрытия. Проклятая слабость не даёт наложить щит, а от предыдущего остались лишь жалкие крохи. Мимолётная мысль, «говорили же, иди в дисциплину, проще, легче». Падающая прямо на жреца каменная балка. Руки сжимают сумку.

Из стены дыма вдруг просунулось огромное плечо, затем рогатый шлем. Добрякоф! Жрец всегда был рад видеть его, но в этот момент готов был расцеловать его рогатую морду. С оглушительным грохотом рухнула балка, разламываясь в полёте на куски. Каменный дождь забарабанил по закованному в латы таурену. Таурен же лишь прижал к себе тщедушное тело жреца, согнулся ещё больше и неторопливо побрёл сквозь огненный ад обратно.

Дым стихал, взор прояснялся, Модерикс отчётливо разглядел в каком плачевном состоянии находился Добрякоф. Удивительно, как он всё это пережил сам, и ещё смог вытащить жреца из этого пекла. А ответ стоял напротив них и из последних сил, из последних капель маны, лечил их обоих, откинув в сторону бесполезный щит и меч. Аятарра.

Основной отряд они догоняли в полной тишине. О чём было говорить? Слова тут не уместны. Лишь руки по прежнему сжимают сумку. Крепко сжимают. До хруста суставов. Ещё поворот, лестница, лифт, снова лестница. Вот и Ледяной трон. Вот и остальные, расположились кругом, отдыхают.

Отрекшийся шагнул вперёд. – Чего расселись? Ждёте, пока Король Лич сам сдастся? Чуется мне, долго ждать будете.

Он достал из сумки амулеты, пару колец и бережно свёрнутое знамя Подгорода.

- Пора начинать. Я готов.

Он обернулся на своих друзей. Они смотрели на него серьёзно, но без осуждения.

- Обещай нам, что мы спасли тебя не зря. Что мы не пожалеем об этом в будущем.

- Увы, обещать я могу вам лишь то, что кто-то крупно пожалеет, что я там не сгинул.

You may also like...

5 Responses

  1. Фанфики это здорово, и чего никто не комментирует?! Тем более, что этот правдоподобней многих.

  2. Боятся, наверное. :)
    Мне вот эта серия очень нравится, хоть книжку издавай.

  3. Funky:

    Класс!
    Брутальный жрец. Брутальный…

  4. Эдог:

    Уже отписывался когда Модерикс выкладывал его на форум. Но готов сказать еще раз: Круто! Жду продолжения.

  5. Отличная статья. Извините за поздний комментарий, реал в последнее время отвлекал больше обычного :) Мы вот помню тоже так эпично пересчитывали косточки у Ребрада, но сказителей у нас не водится, посему эта история началась и закончилась на подходе к Леди :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>