Любовь и долг. Глава 2: Острова Эха.

Протодракон смирно стоял на солнцепеке, поблескивая зелеными чешуйками. Он растопырил крылья, положил голову на песок и уставился стеклянными немигающими глазами на хозяйку. Малышка боязливо отодвинулась назад и во все глаза уставилась на гиганта.

- А что он ест? – осторожно поинтересовалась она.

- Не волнуйся, маленькие девочки не в его вкусе, подходи ближе. Тебя как зовут?

- Зентара, — ответила малышка и сделала небольшой шаг вперед.

Дракон повернул морду в ее сторону и потянул ноздрями воздух, принюхиваясь. Троллька снова отскочила назад.

- Брут, не пугай девочку, — дракон обиженно вздохнул. — Это Брут, — сказала Набата, обращаясь к малышке. — Не бойся, он живет у меня с самого-самого детства и пока еще никого не съел.

Тауренка подошла к Зентаре, взяла на руки и закинула на спину протодракону.

- Держись крепко, — сказала она и прыгнула в седло позади девочки. — Вперед!

Брут пошел тяжелыми шагами, оставляя на песке глубокие следы. Сначала медленно, потом все быстрее и вот, сделав сильный толчок и расправив крылья, протодракон оторвался от земли. Девочка вскрикнула от восторга и неожиданности. Брут набирал высоту, внизу медленно проплывали каменистые ущелья Дуротара. Вскоре впереди показался Колючий Холм. В деревне, обычно практически пустой и безжизненной, было на удивление много народу, кипела какая-то деятельность. Один за другим взлетали и приземлялись ветрокрылы.

SetRatioSize10243000-Senjin-Village-by-Matt-Gaser

Следом за колючим холмом они увидели деревню Сен’джин. В отличие от Колючего Холма казалось, что она совсем не меняется со временем. Все те же хижины и несколько пальм вокруг. Брут приземлился на острове неподалеку от Островов Эха. Оставив его дожидаться, Набата с девочкой отправились к мосту, ведущему в город. Каково же было их удивление, когда у ворот они встретили кор’кронскую стражу.

- По приказу вождя Острова Эха объявлены закрытой территорией, вход посторонним только с личного разрешения Вождя. Сомневаюсь, что у тебя оно есть… — орк вопросительно уставился на Набату.

- Когда это Острова Эха стали закрытой территорией? – спросила Набата.

- Когда тролли предали Вождя! Теперь они на своей синей шкуре почувствуют, что такое его гнев, — лицо орка перекосилось в презрительной ухмылке. — Девчонка может идти и сгнить здесь вместе с остальными, а тебе придется остаться снаружи.

Набата почувствовала, как внутри все закипает, кулаки сжались. Зентара спряталась за ее спиной и тихонько заплакала. Злость сменилась болью, сердце сжалось, она снова, как наяву увидела взлетающие ввысь дирижабли…

- Не плачь, идем. Переночуем в деревне Сен’джин, — тауренка взяла девочку за руку, и они зашагали прочь по мосту.

 ***

 - Я хочу к маме, — малышка проплакала весь день, на нее было больно смотреть. — Что мы им сделали? Почему они не пускают нас домой?

“Вот они, первые последствия вашей войны… Напуганные дети, потерявшие родителей. Жены, лишившиеся мужей. А скоро будут раненые, искалеченные воины. Переполненные госпитали, и снова бессонные ночи, когда голова идет кругом от смеси приторных запахов гниющей плоти и травяных бальзамов, от криков и стонов по ночам, от бесконечных смертей и хронического недосыпания. Жаль, что вожди не видят этого. У них есть цель, а мы – это средство достижения цели. Умер орк – какая разница вождю? У него тысячи еще таких же орков… А то что он был для кого-то единственным сыном, мужем или отцом…”

Набата посмотрела на девочку, стараясь скрыть гнев и боль, разъедающие ее изнутри.

- Тебе нужно поесть, набраться сил, я тебе обещаю, сегодня ты увидишь своих родных.

- Я не хочу есть, я хочу к маме… — Зентара продолжала безудержно рыдать, растирая кулачками и без того красные глаза.

- Ты не найдешь маму, если будешь сидеть и реветь. Если хочешь, чтобы я тебе помогла – прекращай рыдать и поешь. Как стемнеет – мы пойдем искать твоих родителей, — сказала Набата строгим голосом. — Надеюсь, ты умеешь плавать?

- Умею, — ответила Зентара и с явной неохотой потянулась за грибной похлебкой.

- Отлично, тогда ешь, отдыхай, а я пойду на разведку, — с этими словами Набата птицей взмыла вверх и направилась в сторону города.

 ***

 Вернулась тауренка только с темнотой. Девочка уже заснула. Она осторожно ее разбудила и шепотом сказала, чтобы та вела себя тихо.

- Идем. Главное — чтобы нас не заметили по пути к берегу, потом я поплыву, а ты держись крепче. Я пойду кошкой: если услышишь шум, если будет пролетать воздушный патруль – прячься мне под брюхо, надеюсь, в темноте нас примут за местную рысь.

druid_ability_by_alexalexandrov-d6rjlwt

Набата выглянула наружу – луна скрылась за облаками, это обнадеживало. Обернувшись кошкой, она вышла на улицу. Зентара последовала за ней. Свежий ночной воздух приятно щекотал кошачьи ноздри, издалека доносились запахи костров и жарящегося на них мяса. В желудке предательски заурчало.

Они уже практически добрались до берега, когда тонкий кошачий слух уловил шелест крыльев где-то неподалеку. Набата оглянулась – укрытия нигде поблизости не было. Звук стремительно приближался. Зентара тоже услышала его и стала озираться по сторонам. Вскоре показались силуэты двух ветрокрылов. Увидев их, девочка, забыв обо всем, бросилась обратно к деревне. Один из орков ее заметил и отдал команду снижаться. Страх и отчаяние сковали сердце, но потом им на смену пришла твердая решимость, и Набата в два прыжка нагнала девочку, с рычанием повалила ее на землю и прижала тяжелыми лапами. Вдали послышались голоса:

- …Он бежал где-то здесь.

Набата прижала голову вниз, чтобы орки не разглядели рога, продолжая при этом рычать. Девочка, ничего не понимая, закричала от страха.

- Хех, похоже, мы опоздали, ее поймала рысь. Пойдем, медали за спасение тролля нам точно не дадут, пусть сами разбираются, — с этими словами кор’кронцы удалились, оседлали ветрокрылов и взлетели.

Набата отпустила девочку. Та была сильно напугана и готова снова расплакаться, но изо всех сил сдерживалась.

Дальше до берега они дошли без приключений. Вошли в воду, и к огромному изумлению и восторгу малышки серая кошка превратилась в касатку. Девочка крепко вцепилась ручками в верхний плавник, и они поплыли к городу, двигаясь вглубь островов, минуя мосты и ворота. Они выбрались на берег в одном из жилых кварталов. На улицах не было ни души.

- Ну что, показывай, где живет твоя бабушка, — сказала Набата еле слышным шепотом.

Зентара закивала и пошла по темным мертвым улицам вглубь квартала. Не горел ни один факел, и даже в домах свет был потушен. Тауренка осторожно шла за девочкой, оглядываясь по сторонам. С одинаковых на вид хижин на них смотрели маски-обереги, жуткие лица, висящие на стенах и дверях. Они прошли несколько домов, и вот девочка поднялась на порог одного из них и постучала. Никто не ответил, хотя дома явно кто-то был, Набата отчетливо слышала какую-то возню за дверями. Тогда она подошла сама и постучала громче.

- Кто там? – послышался тихий голос из-за двери.

- Бабушка, это я, открой пожалуйста!

- Зентара? – заскрежетали запоры и дверь приоткрылась, показалась сморщенная голова старой троллихи с копной белых как снег волос на макушке. — Заходи скорее! Кто это с тобой?

- Это Набата, она помогла мне сюда добраться.

- Что случилось? – из соседней комнаты вышел заспанный тролль. — Зентара?

- Папа!

 ***

 Когда наконец радость встречи утихла и девочку кое-как уложили спать – Набата и тролли собрались в гостиной.

- Спасибо, еще раз спасибо, что привели Зентару домой, — не прекращала причитать бабуля. — Мы же ночей не спали, думали — пропала девочка.

- Не за что, но я не понимаю, почему, за что?

- Ты же знаешь — Вол’джин не признал нового вождя и открыто говорил, что он думает по этому поводу. А теперь он отправился в Пандарию на кор’кронском корабле и пропал. Тролли объявлены предателями. Если он не вернется – боюсь, Черное Копье обречено, — она со скрипом вздохнула и засеменила в соседнюю комнату, чтобы еще раз убедиться, что внучка спит.

Отец копошился в старых потрёпанных сундуках возле двери, доставая из них подозрительного вида мутные настойки с резким травяным запахом и что-то отдаленно напоминающее вяленое мясо, страшно представить — чье. Вслед за мясом из сундука были извлечены коренья и ягоды. Последним на свет показался большой пузырь с плавающими внутри скорпионьими жалами:

- Отличная вещь. Для особых случаев. Предлагаю отметить…

- Нет-нет, думаю мне пора, — Набата направилась к двери. — Спасибо вам за гостеприимство, надеюсь, еще увидимся.

Темной стрелой в ночном небе промелькнула крупная птица. Добравшись до берегов Дуротара, она круто развернулась и направилась в сторону города. Мысли путались в голове. Происходящее казалось полным абсурдом. На секунду перед глазами возник образ синих лесов Лунной Поляны. Захотелось вернуться, забыть, не видеть, как в агонии умирает Орда. Набата зажмурилась и отогнала от себя предательские мысли. Пока есть шанс – нужно сражаться. Вот только кто же враг в этой войне?

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>